Все в тобi!


Рубрики

Антихрист Никониянство Символ Веры История География Ныне Новости

Примеры благочестия

Страстотерпец Аввакум Царь Михаил Митрополит Алимпий Ананий Килин Рябушинские Анна Путина

Согласы

Поповцы

Беспоповцы

Святые места Старой Веры

Москва Поморье Поволжье Алтай Забайкалье Приморье Малороссия Эстляндия Лифляния Литва Америка

Апологетика Старой Веры, свидетельства

Евангелие Ветхий Завет Номоканон Кормчая (II) Китежский лет-ц

Древнерусская библиотека

О сотворении Адама Сказание, как сотворил Бог Адама О Адаме

Обряд

Крещение Ссылки
Господи. Iсусе Христе, Сыне Божiи, помилуй нас грешныхъ!

ЖИТИЕ ПРОТОПОПА АВВАКУМА



(Из сборника: Житие протопопа Аввакума. Житие инока
Епифания. Житие боярыни Морозовой. Статьи, тексты,
комментарии. - СПб: Глаголъ, 1993. - 240с.
Звездочки в тексте - ссылки на комментарии; см. их
в конце текста.

36-37

Спина у меня в то время заболела,
не смог сам выбресть и подать, выслал на переезде с
Феодором юродивым*.

Он же деръзко х корете приступил и кроме царя письма
не дал никому. Сам у него, протяня руку ис кореты, доставал,
да в тесноте людъской не достал. Осердясь, велел
Феодора взять и со всем под Красное крыльце* посадить.
Потом, к обедне пришед, велел Федора к церкве привести,
и, взяв у него письмо, велел ево отпустить. Он же, покойник,
побывав у меня, сказал: "Царь-де тебя зовет", да и
меня в церковь потащил. Пришед пред царя, стал пред ним
юродством шаловать; так ево велел в Чюдов отвести.

Я пред царем стою, поклонясь, на него гляжу, ничего не
говорю. А царь, мне поклонясь, на меня стоя глядит, ничего
ж не говорит. Да так и разошлись.

С тех мест и дружбы только: он на меня за письмо кручинен
стал, а я осердился же за то, что Феодора моего под
начал послал. Да и комнатные на меня же: "Ты-де не слушаешь
царя", да и власти на меня же: "Ты-де нас оглашаешь
царю и в писме своем бранишь, и людей-де учиш
ко церквам к пению нашему не ходить". Да и опять стали
думать в ссылку меня послать.

Феодора сковали в Чюдове монастыре, * Божиею волею и
железа разсыпалися на ногах. Он же влез после хлебов
в жаркую печь, на голом гузне ползая на поду, крохи
подбирал. Чернцы же видев, бегше, архимариту сказали,
что ныне Павел-митрополит*; он же и царю известил.
Царь, пришед в монастырь, честно Феодора приказал отпустить:
где-де хочет, там и живет. Он ко мне и пришел.
Я ево отвел к дочери своей духовной, к бояроне к Федосье
Морозове, жить*.

Таже меня в ссылъку сослали на Мезень*. Надавали было
добрые люди кое-чево, все осталося тут, токмо з женою
и детьми повезли; а я по городом паки их, пестрообразных
зверей, обличал.

Привезли на Мезень и, полтара года держав, паки одново
к Москве поволокли*. Токмо два сына со мною съехали*,
а прочии на Мезене осталися вси.

И привезше к Москве, подержав, отвезли в Пафнутьев
монастырь. И туды присылка была, тож да тож говорят:
"Долго ли тебе мучить нас? Соединись с нами!" Я отрицаюся,
что от бесов, а оне лезут в глаза. Скаску им тут
написал* з большою укоризною и бранью и послал с посланником
их * Козьма, дьякон ярославской*, приежал с
подьячим патриарша двора. Козьма-та, не знаю, коего духа
человек: въяве уговаривает меня, а втай подкрепляет,
сице говоря: "Протопоп, не отступай ты старова-тово
благочестия! Велик ты будешь у Христа человек, как до конца
претерпишь! Не гляди ты на нас, что погибаем мы!" И я
ему говорил, чтоб он паки приступил ко Христу. И он говорит:
"Нельзя, Никон опутал меня!" Просто молыть, отрекся
пред Никоном Христа, так уже, бедной, не сможет встать.
Я, заплакав, благословил ево, горюна: больши тово нечево
мне делать; то ведает с ним Бог.

Таже, держав меня в Пафнутьеве на чепи десеть недель,
опять к Москве свезли томнова человека, посадя на
старую лошедь. Пристав созади * побивай да побивай.
Иное вверх ногами лошедь в грязи упадет, а я через голову.
И днем одным перемчали девяносто веръст, еле жив
дотащился до Москвы.

Наутро ввели меня в крестовую, и стязався власти со
мною много, потом ввели в соборную церковь. По "Херувимской",
в обедню, стригли и проклинали меня*, а я сопротиво
их, врагов Божиих, проклинал. После меня, в ту
же обедню, и дьякона Феодора стригли и проклинали*. Мятежно
сильно в обедню ту было!

И, подержав на патриархове дворе, вывели меня ночью
к спальному крыльцу; голова досмотрил и послал в
Тайнишные водяные ворота. Я чаял, в реку посадят
* аноот тайных дел шиш анътихристов стоит, Дементий
Башмаков*, дожидается меня; учал мне говорить: "Протопоп,
велел тебе государь сказать * не бось-де ты никово,
надейся наменя". И я ему поклонясь, а сам говорю:
"Челом, * реку, * бью на ево жалованье; какая он
надежда мне! Надежда моя Христос!"
Да и повели меня по мосту за реку.


<< >>

Гарь

Дугинские
тетрадки
Беседа Ответы на вопросы Евразийство и староверие Абсолют византизма Преодоление Запада Имя моё - топор Эссе о галстуке Полюс русского круга Капитализм Террор против демиурга Возвращение бегунов Такое сладкое нет Кадровые Сторож, Сколько ночи О Третьем Риме Яко не исполнилось число звериное Филолог Аввакум Мы Церковь последних времен Москва как идея Доклад на Соборе РДПЦ, белокриничан Старая Вера, круглый стол в газете Завтра Старообрядчество и Русская Нац.Идея Никола Клюев - пророк секретной России Грани Великой Мечты Rambler's Top100 Яндекс.Метрика