Все в тобi!


Рубрики

Антихрист Никониянство Символ Веры История География Ныне Новости

Примеры благочестия

Страстотерпец Аввакум Царь Михаил Митрополит Алимпий Ананий Килин Рябушинские Анна Путина

Согласы

Поповцы

Беспоповцы

Святые места Старой Веры

Москва Поморье Поволжье Алтай Забайкалье Приморье Малороссия Эстляндия Лифляния Литва Америка

Апологетика Старой Веры, свидетельства

Евангелие Ветхий Завет Номоканон Кормчая (II) Китежский лет-ц

Древнерусская библиотека

О сотворении Адама Сказание, как сотворил Бог Адама О Адаме

Обряд

Крещение Ссылки
Господи. Iсусе Христе, Сыне Божiи, помилуй нас грешныхъ!

БЕСКРЕСТНОЕ СОГЛАСИЕ



Бескрестное согласие старообрядчества, которое до самого последнего времени существовало в сс.Подгоры и Выползово Волжского района Самарской области, никогда не было даже вскользь упомянуто в печати.

Столетие назад открытие каждого неизвестного толка или согласия в старообрядчестве считалось в определенных кругах научной сенсацией, о которой сообщали в столичных газетах. На Самарской Луке вероисповедания коренного населения до сих пор вообще не были исследованы, поэтому все, что удается узнать о местных старообрядцах, может считаться в какой-то степени открытием.

В 1900 г. на Самарской Луке в 20 селениях были отмечены старообрядческие общины (по статистике справочника Н. Баженова 1903 г.), что подтверждается прочими источниками. Это - две трети селений всей Самарской Луки. В основном старообрядцы принадлежали к Спасову толку малого и большого начала и к Поморскому законно-брачному толку; в сс.Нагорной Александровке, Осиновке и, видимо, некоторых других, были также общины Федосеевского толка; в сс.Ермаково и Печерске - приходы Старообрядческой Православной Церкви (Бело-Криницкой иерархии).

В 1920-х гг. старообрядцы на Самарской Луке составляли очень значительную часть населения. По сведениям на 1926 г. только в зарегистрированных старообрядческих общинах Сосново-Солонецкой волости, в которой проживала примерно треть населения Луки, было более 800 верующих 1; причем самый многочисленный толк, Спасовцы малого начала, вообще полностью остался за пределами регистрации, так как не имел ни особых служителей, ни молитвенных зданий.

Первый сокрушительный удар старообрядчеству Самарской Луки нанесла коллективизация: с 1933 г. из официальных документов исчезли сразу все старообряд ческие общины - с этого времени они больше не подлежали регистрации, то есть фактически были запрещены. Затем новые потрясения, которые пережило коренное население Луки, окончательно подорвали устойчивость старообрядчества: строительство ГЭС, лесоразработки и поиски нефти 1940-1950-х, появление города Жигулевска и быстрый рост промышленных комплексов Куйбышева и Тольятти, массовое бегство младших поколений из сельской местности 1960-х - 70-х гг. ...

Таившиеся по домам старообрядческие молельни почти везде пропали во второй половине 80-х гг., некоторые дотянули до начала 90-х (с. Валы, Печерск, Аскулы) и исчезли со смертью последних наставниц и начетчиц. По словам информаторов, последняя моленная с 2 наставницами, скорее всего Поморского толка, действует ныне в г. Жигулевске. В 15 селениях еще встречаются люди, крещеные по старому обряду, даже молящиеся (около 50 человек). Изредка они собираются по большим праздникам вместе - по несколько человек, но преемников у старообряд цев на Самарской Луке больше нет, вера эта уходит бесследно.

Для исследования коренного населения особое значение имеют малые старообрядческие исповедания, которые возникли непосредственно на Самарской Луке - в сложившемся и уже устойчивом религиозно-мифологическом пространстве. Такие исповедания вбирают в себя все особенности, порожденные воздействием местного ландшафта, биологической и этнокультурной среды. Наверно, последнее из сохранившихся до сих пор таких вероисповеданий - бескрестные староверы из Подгор и Выползова.

К сожалению, для изучения истории старообрядцев Самарской Луки доступен лишь небольшой период, отраженный в документах архива Симбирской Духовной Консистории 2 и в некоторых других источиках - с 1800-х до 1910-х гг.; сами же документы почти все собраны в еще более короткий временной отрезок с 1870-х до 1905 г. В это же время краткие, но сравнительно частые сообщения мелькают в Симбирских Епархиальных Ведомостях. По другим направлениям пока не удалось обнаружить ни одной публикации, полностью посвященной старообрядческим исповеданиям Самарской Луки. Времена становления и самого бурного, свободного развития старой веры на Луке - XVII и XVIII вв. - скрыты от исследователей навсегда.

На 1900 г. в Ильинском приходе (с.Подгоры и дер.Выползово) числилось раскольников 78 дворов - 154 муж. и 199 жен., всего - примерно 1/6 часть населения прихода (по справочнику Н.Баженова, с.93). В 1993 г. в фонде Симбирской Консистории я нашел дело О привлечении к ответственности кр-ки дер.Выползово... Екатерины Зайцевой за богохуление 3. Суть дела № 692 состояла в том, что крест. Семен Буланкин, православный прихожанин, 15 апреля 1900 г. (на Светлое Воскресение) затеял с раскольниками спор на духовные темы. Во время ссоры старуха -староверка Екатерина Зайцева назвала нательный крест Буланкина собачьим хвостом, в чем и состояло богохуление. Впоследствии она все отрицала, как и прочие староверы-свидетели. Дело по доносам Буланкина растянулось на полтора года в два этапа до декабря 1901 г. и кончилось снятием обвинения.

Из дела видно, что в дер.Выползово существовала небольшая община старообрядцев, в которую входили: Ануфрий Шмелев 70 лет (о нем сказано закоренелый сектант), Максим Суздальцев (Демин), у которого в дому происходили собрания, Тихон Зайцев и его жена Екатерина, Осип Деревягин, Денис Стюклин и другие. Все уже давно состояли в расколе Спасова согласия (из них старик Шмелев - с 1853 г.). Они входили в старообрядческую общину, основная часть которой была в с.Подгоры. Об этой общине в ответ на запрос некоторые сведения сообщил бывший подгорский диакон о.Михаил Павперов (л.17): они... я хорошо знаю, обыкновенно креста на себе не носят и имеют к нему отвращение, а потому надевают его разве только при производящем дознание... Главный наставник их в настоящее время, кр-н с.Подгоры Никита Сергеев Винокуров, который мне часто встречался на беседах с ними в домах, и однажды в лесу с многочисленной толпой народа.

Собственно, это почти все, что можно почерпнуть из дела 692. Поскольку дело не вышло за пределы частного случая, в нем нет экспертного заключения - об обнаружении особого толка старообрядчества. Но и кратких упоминаний диакона Павперова достаточно, чтобы выделить староверов Подгор и Выползова из всех известных до сих пор многочисленных ответвлений Спасова толка. Дело в том, что именно у старообрядцев всех согласий Спасова толка нательный крест занимает в своде вероисповедных представлений очень важное место. Нательные кресты и образки у спасовцев, лишенных по вере своей большинства внешних обрядов и таинств - на всю жизнь. Даже к форме нательного креста предъявляются самые строгие и подробные требования: снимать крест в бане или на ночь - грех. Отказаться от ношения нательного креста, более того - назвать его собачьим хвостом значило посягнуть на самые основы старой веры. Особенно резко оттеняет отказ от креста другая, вскользь упомянутая особенность подгорских староверов: моление в лесу, да еще с многочисленной толпой народа.

Я побывал в с.Подгоры и д.Выползово в августе 1994, потом - в мае 1996 г., но только в последний раз, в июне 1996 г. на третий день по приезде в одном из разговоров моя собеседница упомянула, что в селе была бескрестна вера.

Сейчас в с.Подгоры и Выползово осталось всего несколько глубоких старух, о которых соседи знают, что они кулугурской веры - известно 6 имен в обоих селениях, причем старшей из них - 101 год. До недавнего времени по праздникам староверы обоих селений сходились в Выползово к сестрам Костиным: их дом и называют - моленная. В 70-е годы в Выползово ходили молиться староверы других сел, например - старик из с.Ширяево по прозвищу Двухпалый. К сожалению, по разным причинам не удалось поговорить ни с кем из последних староверов.

Основные мои собеседники в разговоре о бескрёстной ве ре: Василий Андреевич и Лидия Михайловна Мамантовы, коренные уроженцы и старожилы Подгор; старшая подгорская богомолка, как говорят за попа - Анна Бормотова и Людмила Ильинична Батакова, наезжающая в Подгоры на каждое лето из Самары, много лет - соседка последней главной бескрестной А.Г.Вареновой, купившая оставшийся после нее дом. Все они принадлежат к Русской Православной Церкви, только у Василия Андреевича Мамантова бабка была из кулугурской се мьи - еще в прошлом веке.

Старая вера делилась на два основных толка по местным названиям - Костина вера и другой толк, который там называют просто кулугурами. Костина вера - получила свое имя от наставника Михаила Костина, который жил в 1920-х гг. Скорее всего, это Спасов толк большого и малого начала. Про бескрестную веру - третий толк - в селе знают гораздо меньше и по числу приверженцев он значительно уступал другим. Попробую кратко обобщить то, что удалось узнать от информато ров о бескрестной вере в 1996 году.

Современное состояние. События столетний давности - дело 692, как водится, уже совсем забыты в Выпозово и Подгорах. Имени наставника Никиты Винокурова уже никто не помнит. Винокуровы - когда-то многочисленный и богатый подгорский род, но сейчас в Подгорах никого из них не осталось, все давно перебрались в города. Последний Винокуров, 84 лет, живет в Выползово.

В 1940-х - 1980-х гг. небольшая община бескрестных в Подгорах еще собиралась изредка, поздно вечером. Собирались где-то на Моче или в лесу. Моча - местное название озера и тянущегося от него пруда, так же зовут ближний к озеру конец села. На собрания пускали только своих: бабушка Настя, бабушка Шура Чиха, которая в 70-е годы наезжала из Куйбышева, бабушка Агафья, Мария, тетка Марина (по вере церковная, читальщица на похоронах, но ходившая тоже на собрания к бескрестным), Нюра Улыбина (самая молодая из них, ей сейчас 60 с чем-то лет), и, конечно, Анна Варенова. Она по общим отзывам была у бескрестных за старшую. Почти все они умерли в 1980-х гг. Собрания прекратились, только Нюра Варенова и Нюра Улыбина общались, ходили все время друг к другу до недавнего времени. Сейчас жители Подгор и Выползова уверены, что никого из бескрестных не осталось: Анна Варенова умерла за три года до моего приезда, Анна Улыбина примерно в 1994 году продала дом и уехала из села.

Анна Григорьевна Варенова (1918-1993) была как бы живым олицетворением бескрестной веры последние годы: в основном о бескрестных знают через нее, тем более, что умерла она совсем недавно. Ее считают и за наставницу бескрестных староверов. Видимо, в 1940-х - 50-х гг. наставницей была и ее мать - Пелагея Прохорова (Мочалкина). Анна Варенова сосредотачивала на себе внимание прежде всего как необычная личность: особая хозяйственная сноровка (несмотря на инвалидность мужа - очень крепкое хозяйство и хороший достаток), мрачноватая репутация колдуньи и чернокнижницы, и странная ее вера, которой она придерживалась открыто и очень последовательно.

У нее хранилась, видимо, и главная святыня бескрестных - несколько старинных духовных книг. Первая их обладательница - Пелагея Прохорова . У тети Поли знаешь, сколько книг было. Вот не знаешь свой день рождения, приди - она все знат. У ней все записано. К ней ходили за святцами. Эти книги унаследовала и дочь ее Анна Варенова, она хранила их в тайнике под полом. Но по селу про них знали, и отсюда возник слух, что тетя Нюра - чернокнижница. После ее смерти ...дочь приехала...из подпола достала 5-6 книг и говорит: Носятся, говорит, с этими книгами. Маманя сказала, чтобы в поганы руки не попали,- и увезла их с собой. Это было в 1994 г.

Нужно отметить, что муж и дети Анны Вареновой никогда не принадлежали к старой вере, хотя в жизни беспрекословно ей во всем подчинялись. После ее смерти дети, уже давно жившие в городе (сын в Самаре, дочь в Уфе) продали дом и в селе больше не появляются.

Особенности вероисповедания бескрестных. Разумеется, сейчас можно восстановить особенности веры бескрестных только по рассказам свидетелей внешнего круга, не слишком любопытных очевидцев.

1. Главная особенность, конечно, о которой все знали: Вера иха, они были бескрестны, не носили креста.

2. Тайные похороны членов общины не на кладбище, а в отдалении, чаще всего - по оврагам. Таким образом они старались даже после смерти избежать общения с антихристовыми слугами - церковными и прочими иноверцами. На потайных могилах они, видимо, не ставили крестов: Вот бескрестны были. Они даже коронили по ночам в ущелье, чтоб с нашими не коронить; коронили в лесу, в колке - чтобы могилы не было видно. Последний раз, в 1986-87 гг. Анна Улыбина похоронила своего мужа в колке неподалеку от кладбища, а где именно - никто не знает. Разговор об этом ходит по селу до сих пор. Похороны происходили ночью. Очевидно, сама она бы не справилась - кто-то помогал. До этого она так же тайно схоронила в лесу свою мать. Но вот Анну Варенову родня похоронила на общем кладбище, но на линии, где положено хоронить кулугуров.

3. Покойника в гроб клали ногами вперед - то есть на восход. Объясняли, что как положено, он встанет - и сразу на солнышко лицом. Подгорские староверы - и бескрестные, и прочие - гроб гвоздями не заколачивали, спускали открытым в могилу, а потом на полотнищах ставили на него крышку.

4. Как и все прочие старообрядцы, бескрестные никогда не позволяли иноверным пить из своей посуды и т.д. Если судить по рассказам о Вареновой А.Г, у бескрестных соблюдение чистоты духовной и телесной в несообщении с еретиками соблюдалось еще строже. За ручку чужой двери она бралась только через свой фартук. Более того - у дома, который она купила за несколько лет до кончины, был колодец с лучшей в селе питьевой водой. До того все соседи брали оттуда воду. Она когда переехала, она загородила все; ее тут (за это) всяко угнетали, и кошку дохлую бросали - но она такой веры.

Соседи отмечают почти невероятную ее опрятность во всем, чистоту дома, двора, одежды: Как хозяйка она была первая в деревне.

5. В доме Анны Вареновой не было никогда ни радио, ни телевизора; она ничего не читала, кроме, как полагают, своих книг, хотя была грамотна.

6. У бескрестных гораздо строже, чем у всех известных мне староверов нашего времени, соблюдались давние пищевые запреты. Анна Варенова ни разу в жизни не пила чаю. Не терпела также табаку (у нее в семье никто не курил). Строго держала все посты. Как полагают, муж ее, приученный за долгую жизнь к посту, после ее кончины у сына стал есть много, очень быстро неузнаваемо располнел - и умер через полтора года после жены от непривычной пищи. Бескрестные не ели даже картофеля, называли его собачьи яйца. В этом чувствуется созвучие: крест - собачий хвост.

5. Несомненно, бескрестные староверы из Подгор - одно из наиболее мистических, далеко зашедших исканий так называемой строгой спасовщины. Это направление старой веры, наверно, самое экзотическое из всех ныне известных. Учения строгой спасовщины стремятся найти способы как можно дальше отойти от окружающего антихристова мира, обрести предельно возможную в телесном облике чистоту - причем понятие физической чистоты самым причудливым образом сливается с метафизическими учениями об очищении. Стремясь разорвать прежде всего именно духовные связи с окружающим внешним миром, строгие спасовцы отвергают большую часть общеправославных Таинств и ритуалов.

Отчасти схожие учения существовали в 1850-х —1880-х гг. в Нижегородской губернии. С 1850-х гг. в Нижегородском и Макарьевском уездах широко развернулся толк самокрестов ; его основатель - старец Матфей Андреевич, выходец из семьи спасовцев с Самарской Луки (уроженец с. Рождествено). Его учение отвергало таинство крещения младенцев; человек должен был крестить самого себя в уединении, в самодельной купели4 . В 1880-х гг. в уу. Макарьевском и Васильсурском возник толк некрещеных, которые совсем отвергали водное крещение, так как все воды мироздания заражены духовным антихристом 5. Согласие это, видимо, в 1890-х гг. докатилось и до Самарской Луки: в справочнике Н.Баженова отмечено, что в с.Переволоки есть раскольники, не приемлющие водного крещения - в 3 дворах 5 мужчин и 9 женщин6 . Однако для этих исповеданий тоже строго обязательным было ношение нательного креста и существовали особые, связанные с ним обряды. Поэтому бескрестная вера на Самарской Луке - явление крайне необычное даже для родственной ей по корням строгой Спасовой веры.

Даже в обрывочных сведениях об этой вере мелькают некоторые весьма архаические, почти языческие черты: намек на поклонение солнцу в культе смерти, отказ почти от всей православной обрядности, моления в лесу и захоронения в оврагах. Поэтому можно с некоторой осторожностью предположить, что бескрестная вера могла возникнуть гораздо раньше прошлого века - это случайно сохранивше еся до нашего времени исповедание, возникшее во времена освоения Самарской Луки, совпавшее по времени с событиями Великого раскола во второй половине XVII столетия.

1 ГАСО-Тл. ф. Р-267 оп. 1, д. 101

2 ГАУО оп. 134 фф. 7 и 8 и др.

3 ГАУО ф. 134 оп. 7 д. 692 (1900-1901 гг.).

4 Самар.Епарх.Вед., 1905, № 20, с. 874.

5 Н. Ивановский. Отрицание св. крещения в секте Спасова согласия. Церковные Ведомости № 30, 32, 1893

6 Н. Баженов. Статистическое описание приходов и монастырей Симбирской епархии на 1901 г. Симбирcк, 1903, с. 105.

Серебренитский К.

Гарь

Дугинские
тетрадки
Беседа Ответы на вопросы Евразийство и староверие Абсолют византизма Преодоление Запада Имя моё - топор Эссе о галстуке Полюс русского круга Капитализм Террор против демиурга Возвращение бегунов Такое сладкое нет Кадровые Сторож, Сколько ночи О Третьем Риме Яко не исполнилось число звериное Филолог Аввакум Мы Церковь последних времен Москва как идея Доклад на Соборе РДПЦ, белокриничан Старая Вера, круглый стол в газете Завтра Старообрядчество и Русская Нац.Идея Никола Клюев - пророк секретной России Грани Великой Мечты Rambler's Top100 Яндекс.Метрика