Все в тобi!


Рубрики

Антихрист Никониянство Символ Веры История География Ныне Новости

Примеры благочестия

Страстотерпец Аввакум Царь Михаил Митрополит Алимпий Ананий Килин Рябушинские Анна Путина

Согласы

Поповцы

Беспоповцы

Святые места Старой Веры

Москва Поморье Поволжье Алтай Забайкалье Приморье Малороссия Эстляндия Лифляния Литва Америка

Апологетика Старой Веры, свидетельства

Евангелие Ветхий Завет Номоканон Кормчая (II) Китежский лет-ц

Древнерусская библиотека

О сотворении Адама Сказание, как сотворил Бог Адама О Адаме

Обряд

Крещение Ссылки
Господи. Iсусе Христе, Сыне Божiи, помилуй нас грешныхъ!

АНАНИЙ КЛЕОНОВИЧ КИЛИН



Недавние годы были отмечены заметно возросшим интересом к Старой Вере. В самом деле, староверы сохранили духовные ценности традиционной русской культуры, являющиеся критическим моментом в понимании таких вневременных тем, как природа русской души и судьба России.

Недавние социологические исследования подтверждают, что с этими темами происходило всё, что угодно, кроме потери ими привлекательности. Например, в постсоветской России идея свободы отличается от общепринятого толкования свободы на Западе. В то время, как гарантированные права человека и гражданские свободы лежат в самом сердцезападного понимания свободы, современные русские понимают свободу в основном как вольность следовать зову своей совести и традиций, без какого-либо вмешательства внешних авторитетов. Староверы, добровольно встречавшие преследования и изгнание, дабы "жить по правде" и поддерживать "истинное христианство", воплощают этот идеал.

Невозможно понять Старую Веру без изучения старообрядческих авторов, полемистов и историков. Концепция Анания Клеоновича Килина (р. 1916 г.) заслуживает особого места в истории старообрядческой интеллектуальной традиции. Экстраординарный литературный дар и связи с учёным сообществом сделали Килина, уроженца Сибири, живущего теперь на Кубани, довольно знаменитым. Он создал свыше 40 томов, включая "Разум и образ мышления староверов", "Празднество Лукулла", многочисленные письма. Концепция Килина , отличающаяся своей цельностью, выражает Дух его согласия со староверами, не отвергающими общинного образа жизни и материальной природы Антихриста.

Это согласие имеет очень сложную и в чём-то извилистую историю. Полагают, что родом оно с Керженца. (Однако анализ словаря его предков вынудил Килина заключить, что его семья должна происходить из Псковской области. Приверженцы этого согласия мигрировали в Уральские горы, затем скитались по Сибири и Дальнему Востоку. Самые проницательные семьи избрали переезд в Китай задолго до суматохи 1917 г.; после долгих странствий они осели в Орегоне. Хотя это согласие имеет общие корни с часовенным согласием, его последователи никогда не регистрировали часовен и, после смерти последнего сановного священника, отвергли священничество. Они не не согласились с декретом 1906 г. об общинах, а в советские времена избегали вступать в колхозы, прячась в глубоких лесах. Семейство Килиных было среди тех добровольных изгнанников. Перед Второй Мировой войной партия геологов набрела на их поселение в лесу. (Место, названное по его основателям, Килинским, сейчас даёт приют потомкам других исходов, знаменитой семье Лыковых). Согласие всегда могло похвастать дотошными историографами и жестоких полемистов. К сожалению, почти всё написанное было утрачено в ходе многочисленных советских "антирелигиозных" кампаний. "Письмо монаха Григория и братии" (1928 г., 28 июля) одна из немногих сохранившихся частей. "Письмо", включавшее в себя значительную часть старообрядческой литературной традиции, обращалось в основном опровержением декрета 1906 г. о старообрядческих общинах.

Килин скрупулёзно собрал каждую крупицу информации о своих предках. Однако, сконцентрировался он на изучении их интеллектуальной традиции и менталитета. По Килину, "разум, образ мышления - это деятельность разумной, независимой единицы. Эта единица, живущая отдельно от материального мира, есть человеческая душа. Ни одна сила в мире не может запечатлеть мысль в нашем мозгу. Есть только предположения нашего рассудка, появляющиеся в нашем мозгу и доказывающие, что наши дух и душа живы". Таким образом, Килин акцентировал, что "мыслитель и делатель должны быть абсолютно свободны; они могут полагаться исключительно на Святое Писание, являющееся единственным путём к спасению". "Человек может изучать духовность... однако, без руководствования Святым Писанием, он собьётся с тропы спасения". В точности, как гласит Екклезиаст: "Кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух животных сходит ли вниз, в землю?" Ключ к человеческому счастью, по Килину, - это "гармония благости и красоты". Эта гармония живёт в Библии, её загадочном и возвышенном послании, выходящем за рамки человеческих страстей и мирских интересов. Так староверы не могут, теоретически, соглашаться с какими-либо государственными требованиями, противоречащими Святому Писанию.

Единственным способом следовать "царскому пути" является чтение. Читать нужно "осознанно, пытаясь понять все значения библейского послания и придерживаться всех правил и заповедей;" только тода можно понять дух, живое сердце Откровения. Поверхностное чтение приведёт только к буквальному толкованию святого текста и общему смущению. Понятие рассудочного прочтения Библии стало фундаментом килинских идей о материальном и эфирном Антихристе. Полемика затронула не только разные согласия, но и всё антиобщинное двидение. В его 4-ом письме "Придерживающимся Заповеданий Святых Отец" (9 сентября, 1996 г.), Килин сравнил буквальный подход к толкованию (экзегетике) с методами диалектического материализма, заклеймлённые им как еретические. Килин нашёл огромную оппозицию в лице Афанасия Мурачева, члена того же согласия, проживающего ныне в енисейской обители, и Иродиона, старовера из Уральской области, жившего (и всё ещё живущего) в Нижнем Тагиле. Иродион был энергичным толкователем Книги Откровения, с которой он создал приличное количество рукописных копий. Он завершил одну из копий следующим комментарием: "Если жизни на Земле суждено продлиться ещё 40 лет, эта Книга станет исключительно ценной. Она будет даже официально принята в Америке (sic!). Сейчас она слишком пугающа. Она повергает даже меня, копировавшего эту Книгу, в дрожь. Я не знаю что или кто вынуждает меня сотрясаться, я могу лишь чувствовать присутствие этого". Килин относился к таким пророчествам как к неприемлемо либеральным. Он верил, что они могут вылиться в серьёзные отклонения и даже ересь. Священное Писание само по себе должно быть верховным авторитетом для верующего. Он должен искать соответствий Слову в своей душе и медитативном мозгу, а не настраивать Послание под собственное понимание.

Проблема отношений между рациональным и откровенствуемым знанием очаровала Килина. Он относился к откровению и аллегории как к основному эпистемиологическому принципу, жизненно важному в понимании Святого Писания, человеческой жизни и истории. Теория о том, что эмпирическим и откровенствуемым знанием можно обмениваться, по Килину, была фундаментально неверна. Он подкреплял этот аргумент авторитетом Св. Жерома (22-е письмо к Марселле).

Килин признавал, что его предки нуждались в материальных представлениях веры. Наиболее чтимыми среди этих образов были книги и иконы. Он посвятил свою сердцем прочувствованную поэму книге: "Когда ты утомлён, приди к святой книге и отдохни на её сладкой груди". Целую главу в своей книге "Мысли и ум" он посвятил важности икон. Согласно ему, икона - это окончательный учитель религии. Следует почитать икону как "подобие Божье. Надлежит учитывать её послание, ибо через икону Бог и посылает откровения Своей правды людям". Комната христианина должна украшена древними иконами, а не "мирскими мадоннами... Он им молится, но не боготворит их". Старообрядческая музыка это "зов к Богу".

По Килину, культура должна основываться на системе ограничений. В сердцевине ограничений лежит промежуток между запретным и позволительным. Килин не читал каких-либо книг по философии культуры или культурных изысканий. Однако, ему удалось вплотную приблизиться к теории Лотмана о механизмах культуры.

Традиция - это одна из излюбленных тем Килина. Он акцентировал важность исторического наследия и непрерывности. Приверженность традициям - это, фактически, форма откровенствуемого знания: им надо следовать, их должно почитать, а не анализировать. Килин винил Советский режим за его преследование приверженности древним традициям. Разрыв непрерывности вылился в тотальную горечь, бедность и нищету. Это неуважение традиции коснулось даже некоторых староверов. Кое-кто из них даже начал бриться, в то время как борода - это символ Богом данной разнице в поле и уважения к старшим. "Они говорят, что борода - это не спасение. Конечно, нет. Но это - следование традиции". По Килину, христианин живёт в гармонии религиозных верований и моральной целостности. "Он обладает глубокой духовной культурой, т.е. идеями в сплаве с традициями, точкой фокуса христианской жизни. Эта культура особенно жизненно важна в современном мире, заражённом пустотой и психозом."

Традиция требует не только последователей, но и оборонителей от соблазнов современного мира. Однако, чрезвычайно важно, чтобы эта оборона была весьма сбалансирована. Поэтому, вопрос отношения к технологическим и научным инновациям становится исключительно важным. Килин отвечал на многочисленные запросы касательно прорыва технологии, с самого начала его литературной карьеры. Он разъясняет своё мнение в "Письме к Стефану" (1975-1997 гг.). Его письмо - это, на деле, развёрнутое резюме соответствующих мест из Св. Иоанна Хризостома, Григория Теолога, Мефодия Пафосского, Максима Конфессора, Феодорита, Св.Жерома, и Василия Великого. Он указывал, что Святые Отцы обладали широчайшим знанием всех наук, включая философию. Поэтому, христиане должны следовать стопам Отцов. "Человек призван давать и делиться. Но он должен иметь и что-то про запас. Если в твоём сосуде совсем немного, ты скоро истощишь мвоё знание и не будешь иметь ничего, чем делиться".

Современный мир непригоден для христианской жизни. Всё - средства массовой информации, спорт, телевидение, задуманы, чтобы увести людей с пути спасения. Килин комментирует: "Сатана оформил современную жизнь с намерением занять людей мирскими материями, чтобы у них таким образом не оставалось времени думать ни о чём, кроме плоти. Он знает, что если он будет держать людей занятыми, у них не будет вовсе времени сосредоточиться (медитировать). Человеку нужно свободное время, чтобы думать. Медитация - это анализ накопленного знания. Это - как большая чистка в доме, когда мы выкидываем ненужные нам вещи".

М.О.Шахов, молодой, но уже с репутацией старообрядческий философ, разделяет озабоченность Килина традициями и непрерывностью. Согласно ему, Старая Вера, "бежав из осаждённой крепости", столкнулась с новыми искушениями и новыми проблемами. В отсутствие надлежащего пастырского руководства, ни одна сила не удержит модернизацию на прежнем месте. Некоторые староверы, осуждающие просмотр телевидения, принимают коммерческие лекарства и таким образом нарушают неизменные правила. Шахов прорабатывает эти темы в своей книге "Старая Вера, общество, государство" (1998 г.). Он указывает, что необходимость часто приводит людей к греху. Для некоторых вещей, например, поездов, автобусов, телефона, святые отцы не создали никаких правил. Поэтому Церковь должна обратиться к существенно протестантской практике настройки канонов под современный мир.

Далее Килин прорабатывает эти проблемы в его недавних сводках по истории Старой Веры (май, 1998 г.). Он верил, что патристическая традиция содержит все необходимые инструкции о настройке под современную цивилизацию. Утверждение Шахова, поэтому, являет собой ясное неуважение к древним заповедям. Он подкреплял свои аргументы авторитетом Св. Грегория Нисского. Святые Отцы не запретили определённых технологических инноваций просто потому, что они не верили, что это необходимо. "С помощью молитвы мы можем использовать поезда, автобусы, самолёты, корабли и все неизбежности современной жизни. Бог присматривает за нами, когда мы это делаем. А мы возносим хвалу нашему Господу за обеспечение человека рассудком, столь могущественным".

Все труды Килина комплексны и сложны. Эти работы, подчёркнуто полемические, отличаются глубоким и духовным чувством. Хотя его писания, скорее, пространные, по крайней мере доля их должна быть опубликована.

Видеодокументирование жизни старообрядческих общин в 1992-1998 гг. видеогруппой Центра визуальной антропологии МГУ - за несколько лет было осуществлено около 300 часов видеодокументаций в Ставропольском и Краснодарском краях, в Пермской области и Удмуртии, в Молдавии и на Украине. Съемки проводились более чем в 50 селениях.

Впервые столь полно снимались старообрядческие службы и моления, были запечатлены религиозные обряды в разных поповских и беспоповских общинах. Подробно зафиксированы многочисленные домашние и полевые крестьянские работы, всевозможные ремесла: ткачество, плетение, изготовление валенок и т.д.

Большое внимание было уделено показу основополагающей роли в жизни старообрядцев старинной религиозной книге. Одновременно решалась задача демонстрации полевой методики археографического анализа.

Но, пожалуй, главной целью видеодокументации стало создание портретной галереи старообрядцев. Более сотни человек рассказывали перед камерой о своей жизни, вере, отношениях с государством, семьей. Эти предельно искренние повествования дают в совокупности необыкновенно яркую и полную картину малоизвестной народной жизни. Каждое из этих интервью воспринимается как открытие, как вхождение в неведомый для живущих в современной цивилизации людей потаенный мир, поражающий чистотой, естественностью, стойкостью, глубинными связями с историей.

На материалах уже первого года экспедиционных съемок было создано 4 фильма. "Суиб" (режиссер В.Носарев) - о старообрядцах деревни Ваньково Пермской области, и три фильма режиссера Л.Филимонова: "Пишу на показ" - о старообрядческом писателе Анании Клеоновиче Килине, "Пока жива книга" и "Групповой портрет на фоне Троицы" - о казаках-некрасовцах Ставропольского края.

Гарь

Дугинские
тетрадки
Беседа Ответы на вопросы Евразийство и староверие Абсолют византизма Преодоление Запада Имя моё - топор Эссе о галстуке Полюс русского круга Капитализм Террор против демиурга Возвращение бегунов Такое сладкое нет Кадровые Сторож, Сколько ночи О Третьем Риме Яко не исполнилось число звериное Филолог Аввакум Мы Церковь последних времен Москва как идея Доклад на Соборе РДПЦ, белокриничан Старая Вера, круглый стол в газете Завтра Старообрядчество и Русская Нац.Идея Никола Клюев - пророк секретной России Грани Великой Мечты Rambler's Top100 Яндекс.Метрика