Все в тобi!


Рубрики

Антихрист Никониянство Символ Веры История География Ныне Новости

Примеры благочестия

Страстотерпец Аввакум Царь Михаил Митрополит Алимпий Ананий Килин Рябушинские Анна Путина

Согласы

Поповцы

Беспоповцы

Святые места Старой Веры

Москва Поморье Поволжье Алтай Забайкалье Приморье Малороссия Эстляндия Лифляния Литва Америка

Апологетика Старой Веры, свидетельства

Евангелие Ветхий Завет Номоканон Кормчая (II) Китежский лет-ц

Древнерусская библиотека

О сотворении Адама Сказание, как сотворил Бог Адама О Адаме

Обряд

Крещение Ссылки
Господи. Iсусе Христе, Сыне Божiи, помилуй нас грешныхъ!

ИСТОРИЯ РАСКОЛА



История старообрядчества берет начало в 1653 г., с приходом к власти патриарха Никона, затеявшего церковные реформы в России. Они предписывали текстовые исправления богослужебных книг, изменение ряда обрядов: отмену земных поклонов, крестное знамение не двумя, а тремя перстами и др., и в конечном счете привели к расколу православных христиан России, ранее единодушно воспринимавших свою веру, пришедшую от греков Византии при князе Владимире в 988 г., как нерушимую национальную святыню. Неподчинившееся реформам духовенство было уничтожено, по всей России старообрядцев жестоко преследовали, ссылали, пытали, казнили, сжигали их храмы, иконы и жилища. Приверженцев старой веры противники стали называть раскольниками, сами же они называют себя староверами. Скрываясь от преследований, староверы бежали в ”медвежьи углы” своей страны и за рубеж. Так они оказались раскиданными по всему свету - от Прибалтики до Америки и разделились в результате разобщенности на несколько согласий.

С 1652 по 1667 год центральными фигурами в жизни Русской Церкви стали царь Алексей Михайлович и патриарх Никон. В это время патриарх активно участвовал во внутренней и внешней политике страны, замещал царя во время военных походов, был полностью самостоятелен во внутрицерковных делах. В единстве духовной и светской власти была предпринята грандиозная церковная реформа, наложившая отпечаток на многие дальнейшие события истории России.

С середины XVII в. ведет свое начало значительное явление в русской духовной жизни — старообрядчество, связанное с расколом Русской Церкви на сторонников и противников преобразований. Богослужебная реформа, обычно называемая реформой патриарха Никона, не исчерпывалась только исправлением книг и обрядов, как это нередко упрощенно представляется. В условиях роста могущества и внешнеполитической активности Российского государства Русская Церковь также стремилась приобрести более широкое влияние в православном мире. В это время активизировались контакты с Восточными патриархатами, которые хотели видеть в России опору в отстаивании своих интересов перед лицом турецких властей. Русская Церковь отказалась от традиционного изоляционизма и стала значительно энергичнее, чем это было ранее, обращаться к опыту и практике православных Церквей Ближнего Востока, Балкан и приграничных территорий (Украины, Молдавии). В Россию хлынул поток восточных священнослужителей, в лице которых русские хотели видеть учителей и помощников в устройстве своей церковной жизни. Активные контакты с православными Восточными Церквами привнесли много нового в богослужебную практику и уклад церковной жизни России в целом. Не без влияния греков были предприняты попытки административно-территориальной реформы Русской Церкви, не получившие, однако, завершения в XVII столетии.

На рассматриваемый период приходится проведение церковного Собора 1666—1667 гг., получившего в литературе название Большого. В нем приняли участие два предстоятеля Восточных Церквей — патриарх Иерусалимский Паисий и патриарх Антиохийский Макарий. Собор закрепил проведенные при патриархе Никоне преобразования и уточнил богослужебную практику Русской Церкви. На этом Соборе было возложено церковное проклятие на не повинующихся Церкви сторонников старых обрядов, которое было снято спустя три столетия на церковном Соборе 1971 года.

Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович, Н.Каптерева, том в, стр.рчф-са, ацвi год
Отсюда Никон делает такой вывод: вси от него (Питирима) поставленнiи пресвитери и дiаконы и прочiи причетницы чужды священия. И елицы от техъ крещени, ниже хртiане нарицати тоже лепо есть. Такожде и вси, елицы ему прiобщишася: митрополиты, архiепкопы, епкопы и прочiи сщеннаго чина, и мiрстiи люди, кто-нибудь, по стымъ правиломъ извержени и отлучени.
Указывая на правила соборовъ, Никон пишет: мiрскаго суда у царя просяй - не епкопъ. Такожде и прочiи сщенного чина, оставивше црковные суды, къ мiрскимъ судiямъ прибегнутъ, аще и оправдани будутъ - извергнутся. И елицы нне митрополиты, архiепкопы и епкопы, архимандриты, игумены, сщенницы и дiаконы, и прочiи причетницы црковнiи, чрезъ бжественные правила подъ судъ црскiй и прочихъ мiрскихъ людей ходятъ: митрополиты уже несть къ тому достойни именоватися митрополитами, такожъ и архiепкопы, даже и до последних, аще и въ чину себе сочатаваютъ и сшенныхъ одеждъ лепотами (урашенными) являются, яко митрополиты и архiепкопы и прочiи, - по стымъ бжетвеннымъ канонамъ извержены суть: темъ же: и елика сщаютъ - не осщени суть, елико блгославляютъ - не блгославени суть, ибо от техъ крщени - не крщени, и поставлени - не причетницы...
И такова ради беззаконiя все упразднилося стительство и сщенство и хртiанство - от мала и до велика
.
В другой разъ Никонъ замечаетъ, что если требованiя црковныхъ правилъ и законовъ приложить къ тогдашнимъ духовнымъ, мню, говоритъ он, яко не одинъ архiерей, или просвитеръ, останется достоинъ, якоже мы вемы.
Не только архiереи и все духовенство на Руси, по мнению Никона, после оставленiя им патрiаршества, стало более чем сомнительно, но и самые храмы Бжiи теперь уже не настоящие храмы. Он пишет: какоже храмъ Гдень, иже под властiю царя и сущихъ подъ нимъ, и еже хотятъ - делаютъ и повелеваютъ; То уже не Бжiй храмъ таовай, но онехъ домъ, иже власть имеютъ надъ нимъ. Аще бы былъ храмъ Гдень, никто же бы, за страхъ Бжiй, владелъ или имелъ что от сущихъ его. По заявлению Никона, въ феврале 1663 года, посланнымъ къ нему от государя въ Воскресенскiй монастырь, въ соборной цркви ныне несть пенiя (т.е. въ Успенскомъ московскомъ соборе нетъ настоящаго бгослужения) и соборная црковь ныне учинена вертепъ или пещера, потому ныне-де вдовстветъ, а будетъ и патрiархъ новой будетъ, и она будетъ прелюбодейца, такъ какъ онъ оставилъ патрiарший пртолъ ради неправдъ и гоненiй государя.
Самые црковные соборы, какiе не разъ были собираемы у нас после удаленiя Никона с патрiаршей кафедры для устройства текущихъ делъ и, особенно, по делу самого Никона, он называетъ, какъ собираемые царемъ, на что последнiй не имеетъ права, или сонмищемъ iудейскимъ, или сонмищемъ бесовскимъ. Никон даже заподозрилъ оставленную имъ русскую церковь въ соединенiи съ латинствомъ. Въ грамоте къ константинопольскому патрiарху Дiонисiю онъ говоритъ, что на Москкве царемъ созванъ соборъ, на которомъ, по приказу государя, председательствалъ латынникъ - газскiй митрополитъ Паисiй Лигаридъ, поставившiй крутицкаго митрополита въ новгородскiе, чудовскаго архiмандрита въ митрополиты и епкоповъ въ иныя епархiи.
И от сего беззаконнаго собора, пишетъ Никонъ Дiонисiю, преста на Руси соединенiе стыя восточныя цркви, и от блгословенiя вашего отлучишася. На вопрос: что же теперь сталось съ православнымъ блгочестиемъ московскимъ царствомъ; Никонъ, подобно первымъ защитникамъ старообрядчества, довольно решительно заявляетъ, что, судя по всему, на Руси наступаютъ времена антихриста. Яве есть нне всякому, пишет онъ, точно умъ имущему разумети, яко время то (пришествiя антихриста) есть, по деянiю нынешнему: что беззаконнее, еже царю архiереевъ судити; Не Бгомъ данную власть взялъ на ся царь. Ныне многи антихристы есть - Крутицкiй митрополитъ и прочiи подобни ему... духъ лестчь - газскiй митрополитъ и иные подобнiи ему.
Никонъ при этомъ замечаетъ, что власть антихристова, по словам Iоанна Бгослова, будет нечувственная и видимая, она проявляется в том, что чрезъ бжтвенныя заповеди мiрскiя власти начнутъ владети црковным... (антихрист) повелит себе кланятися не чувственно, но якоже ныне архiереи, оставя свое достоянiе сщенническое и честь, кланяются царемъ и княземъ, аки преобладающымъ, и о всемъ техъ спрашиваются и чести ищутъ и сподобляются, по писанному: оставя прямой путь, ходятъ во стезяхъ погибели.
И в письме к Зюзину Никонъ заявляетъ, что по всем признаамъ теперь наступаютъ времена антихриста, что нне антихристи мнози быша, и от сего разумеемъ, яко последний часъ есть.
Но вотъ 29 июля 1969 года в Москве получена была грамата iерусалимскаго патрiарха Нектарiя, въ которой он писалъ государю о Паисiе Лигариде, что тот был отлученъ и прклятъ еще его предшественникомъ, патрiархомъ iерусалимскимъ Паисiемъ, о чемъ была послана весть и александрiйскому патрiарху Паисiю, потому что Лигаридъ въ то время слжилъ въ волошсой земле, где тогда находился и александрiйскiй патрiархъ...
Даемъ подлинную ведомость, пишетъ патрiархъ Нектарiй царю, что он (Лигаридъ) отнюдь не митрополитъ, ни архiерей, ни читель, ни владыка, ни пастырь, потому что онъ столько летъ отсталъ и по правиламъ стыхъ оцъ есть онъ подлинно отставленъ и всякаго архiерейскаго чину лишенъ, только именуетца Паисей. Затемъ Нектарiй указываетъ на то подстоятельство, что Лигаридъ называется съ православными православным, а латыни свидетельствуютъ и называютъ его своимъ, и папа римскiй емлетъ от него на всяiй годъ по двесте ефимковъ.
Ето говоритъ уже не Никонъ, а самъ iерусалимскiй патрiархъ, непосредственный начальникъ Паисiя Лигарида. Теперь личность Лигарида стала ясна: ето былъ лишенный сана архiерей-авантюристъ, который явился въ Москву съ подложными грамотами и, выдавая здесь себя за действительнаго газскаго митрополита, выпрашивая царя милостыню для бедствующей своей паствы, дерзко и нагло обманывалъ царя, какъ относительно своей личности, такъ и употребленiя техъ денегъ, которыя онъ получалъ от царя на порытiе долговъ своей мнимой епархiи. Но и етого мало. Являясь въ Москву въ роли строгаго ревнителя православiя, уставовъ и положенiй православной церкви, Паисiй въ действительности сильно подозревался въ латинстве, - латынниомъ Паисiя призналъ и его собственный iрусалимскiй патрiархъ, а затемъ и патрiархъ константинопольскiй.
Крайне характерно и то обстоятельство, что александрiйскiй патрiархъ Паисiй пррасно зналъ, что такое былъ Лигаридъ, такъ какъ о немъ ранее сообщилъ ему iерусалимскiй патрiархъ Нектарiй, и однако въ Москве на соборе не сказалъ объ етомъ ни слова, а призналъ Лигарида, вместе с другими, настоящимъ и православнымъ архiереемъ. Конечно и антиохiйскiй патрiархъ Макарiй тоже хорошо знал, кто такое въ действительности былъ Паисiй Лигаридъ, но ето не помешало ему открыто выступитьна московском соборе защитникомъ Лигарида и признать его действительнымъ православнымъ архiереемъ. Вероятно ето дело обошлось Паисiю Лигариду очень и очень недешево...
Такимъ образомъ, изъ всего сказаннаго о патриархахъ Паисiе александрiйскомъ и Макарiе антiохiйскомъ, а также о Паисiее Лигариде, получается нечто совершенно неожиданное прежде всего по отношенiю къ московскому собору 1666-1667 года. На етомъ соборе, какъ мы знаемъ, председательствовали названные восточные патрiархи, от которыхъ главнымъ образомъ зависели соборныя решенiя и постановленiя по всемъ тогдашнимъ русскимъ церковнымъ деламъ и вопросамъ. Далее, однимъ изъ главныхъ, самыхъ влиятельныхъ и активныхъ деятелей на соборе, влiявшихъ не только на московское правительство, но и на самихъ патрiарховъ, подписывавшiйся подъ соборными постановленiями, частвовавшiй вместе с патрiархами въ совершенiи церковныхъ службъ, какъ настоящiй архiерей, былъ газскiй митрополитъ Паисiй Лигаридъ.
Но после ознакомленiя съ подлинными архивными документами оказывается, какъ мы видели, что патрiархи Паисiй и Макарiй, председательствовавшiе на соборе и решавшiе у насъ все дела, какъ настоящiе действительные патрiархи, на самомъ деле таковыми тогда уже не были, такъ какъ константинопольскiй патрiархъ съ своимъ соборомъ лишилъ ихъ, за поездку въ Москву, патрiаршихъ кафедръ и, значитъ, находясь в Москве, они были не действительными, а лишенными своихъ кафедръ патрiархами.
Что же касается главнаго вдохновителя и руководителя патрiарховъ на соборе - газскаго митрополита Паисiя Лигарида, котораго и самъ царь Алексей Михайловичъ слушаетъ какъ пррока Бжiя, то, какъ оказывается, въ действительности ето былъ запрещенный архiерей-авантюристъ, лишенный своимъ патрiархомъ кафедры и самого сана, но съ замечательною смелостiю, благодаря подложнымъ грамотамъ, долго разыгрывавшiй въ Москве роль действительнаго газскаго митрополита, выпрашивавшiй у царя значительныя суммы на уплату долговъ своей не существующей епархiи. В одно время, опять благодаря подложнымъ грамотамъ, Паисiй выдавалъ себя въ Мосве за екзарха константинопольскаго патрiарха, полномоченнаго для суда надъ Никономъ и решенiя рсскихъ церковныхъ делъ, хотя въ действительности как в Iерусалиме, такъ и въ Константинополе, его не считали даже православнымъ, а причисляли къ латынникамъ.
С большимъ трудомъ, только после многихъ хлопотъ и огромныхъ издержекъ царю Алексею Михайловичу удалось наконецъ добиться того, что султанъ приказалъ возвратить патрiархамъ Паисiю и Макарiю отнятыя было у них кафедры, но все его самыя настойчивыя и многократныя хлопоты добыть разрешенiе Паисiю Лигариду, возвратить ему утраченное достоинство архiерея - газскаго митрополита, кончились полною неудачею и Паисiй Лигарид так и умеръ въ Кiеве запрешеннымъ архiереемъ...
Из донесенiй пословъ в Константинополе наше правительство убедилось, что Паисiй и Макаiй были низложены не турками, а по представленiямъ и настоянiямъ самого вселенскаго патрiарха Парфенiя вполне солидарны были и все греческiе архiереи и греки вообще.

Жизнь Никона, патрiарха всероссийскаго,
стр. те-ти, изд. Ставропигiальнаго Воскресенскаго
Новаго Iерусалима монастыря, 1878 года.
О самомъ Паисiе Никонъ делаетъ таой отзывъ, о немъ глаголется от сведущихъ его, говоритъ онъ напримеръ въ грамоте къ константинопольскому патрiарху Дiонисiю, яко римлянинъ есть и веру держитъ римскую, и посвященъ въ дiаконы и во пресвитеры папою, и будучи въ польской земле, въ костеле отправлял по-римски... Нецыи повествуютъ, говоритъ онъ здесь, яко Паисiй не есть православныя стыя восточныя Цркве, но западнаго римскаго костела, у папы был 30 летъ дiакономъ... По свидетельству Фабриiя, Паисiй Лигаридъ действительно принадлежалъ къ числу грековъ латинствовавшихъ. Несомненно, по крайней мере, то, что онъ учился въ Риме подъ именемъ Пантелеймона... Время открыло истинное значенiе Паисiя Лигарида, и подтвердило справедливость словъ Никона, что Паисiй еретикъ и мятежникъ, что онъ скитался безъ истиннаго свидетельства о своемъ чине и пришелъ въ россiйскую страну благочестие украсть, прелазя бжтвеннаго писанiя оплоты. Но озвестно, что александрiйскiй патрiарх Паисiй былъ низложенъ въ ето время съ престола константинопольскимъ патрiархомъ.

Летопись церковныхъ событий,
архимандрита Арсенiя от 1665 года
На престоле въ третий разъ призванъ Парфенiй 4-й: сохранилось синодальное определенiе от ноября сего же (1665) года о низложенiи Паисiя александрiйскаго.

Руководство къ русской церковной исторiи,
П.Знаменский, стр.266, изд. 1870 года
Въ ето время (1662 год) прiехалъ въ Москву Паисiй Лигаридъ, митрополитъ газскiй, одинъ изъ образованнейшихъ Грековъ своего времени, но хитрый интриганъ, жертвовавшiй для своихъ интересовъ и долгомъ и совестью. Лишенный кафедры за латинство, онъ скитал по Грецiи и Италiи.

Патрiархъ Никонъ, Л.Быкова,
стр. чг, изд. 1891 года
Именующiй себя газскимъ митрополитомъ (Паисiй) веруетъ по-римски, принималъ рукоположенiе от папы, въ Польше служилъ обедню по католическому обряду.

Исторiя русской церкви Макарiя, митрополита
московскаго и коломенскаго,
том 12, стр.762, изд. 1883 года
Когда александрiйскiй патрiархъ Паисiй несколько поправился от своей болезни, то 8 февраля совершено было, въ палате у патрiарховъ, нареченiе новоизбраннаго московскаго патрiарха (Iоасафа) по чиновнику: 9 февраля после вечерни въ успенскомъ соборе совершено благовестiе новонареченнаго по тому же чиновнику, 11 февраля, в неделю мясопустную - и самое посвященiе или поставленiе новонареченнаго въ санъ патрiарха, въ успенскомъ соборе.
В етотъ день, по уставу, пришлось быть действу страшнаго суда, и действо совершилъ патрiархъ Макарiй предъ литургiею на площади за алтаремъ успенскаго собора, въ присутствiи самого государя. Затемъ началась литургiя, и обычнымъ порядкомъ происходило поставленiе Iоасафа на патрiаршество. Ставили оба патрiарха, Паисiй и Макарiй, съ прочими архiереями.

Со времени церковных реформъ по
Никоне патрiархе и съ учрежденiемъ
синода при Петре I высшiе iерархическiе
посты въ русской господствующей церкви
въ большинстве случаевъ занимали малороссы.

Раскол и его значенiе въ народной русской исторiи, Я.Я.Андреева,
стр. тгi-тдi, изд. 1870 года.
Церковныя преобразованiя действительно вводились Никономъ при помощи малороссiян и затемъ - въ эпоху особеннаго распространенiя раскола и вместе гоненiя на него - мы видимъ на всехъ видныхъ местахъ въ русской церковной администрацiи лицъ юго-западнаго происхожденiя. Стефанъ Яворскiй, Феофанъ Прокоповичъ,Феофилатъ Лопатинскiй.
Самый видный изъ представителей духовенства при Петре, Феофанъ Прокоповичъ, благоволилъ къ лютеранству.

Полное собранiе сочиненiй П.И.Мельникова
(Андрея Печерскаго),
том з, стр.лв, изд. 1909 года
Царевна Софья, или, вернее сказать, ея бгомолецъ, святейшiй патрiархъ Iоакимъ, малоросс, самый ужасный изъ всехъ гонителей раскола.

Очеркъ исторiи западно-русской церкви, И.Чистовича,
часть в, стр. тм-тма,
изд.1884 года
Но Петръ не разделялъ таихъ одностороннихъ взглядовъ. Желая дать Россiи образованiе и видеть въ ней школы, онъ вызывалъ даровитыхъ людей изъ Кiева, ставилъ ихъ на высшiя места и поручалъ имъ важнейшiя должности, приказывая въ то же время посылать русскихъ воспитанниковъ для науки заграницу.
Такое возвышенiе малороссiанъ возбуждало ропотъ и жалобы со стороны великорусскаго духовенства. Нерасположенiе къ нимъ особенно усилилось, когда во главе церковнаго управленiя стали - Феодосiй Яновскiй, Феофанъ Прокоповичъ, Феофилъ Кроликъ, Гаврiилъ Бужинскiй, и принялись безцеремонно реформировать религiозныя народныя понятiя и обычаи...
Первым членомъ Синода былъ новгородскiй архiепископъ Амвросiй Юшкевичъ, венчавшiй императрицу на царство, и духовникомъ императрицы Дубанскiй - тоже малоросы.

Отношенiе русской церковной власти
къ расколу старообрядства при Петре Великомъ,
изследование Л.Синайскаго, стр. тлв-тлг, изд.1895 года
Петр действовал на Св. Синодъ чрезъ своего любимца, епископа Феофана Прокоповича, вице-президента Синода...
По мненiю современников, Феофанъ, сдружившись съ такимъ же ересiархомъ Феодосiемъ Яновскимъ, начали явно всю стую церковь бороть и вся ея догматы и преданiя разрушать и превращать, и безбожное лютеранство и прочее еретичество вводить и вкоренять: и тогда весьма от нихъ было въ народе плачевное время.

Руководство къ русской церковной исторiи,
П.Знаменскiй, стр. тл-тлв, изд. 1870 года
Прежде всего все важные iерархическiе посты стали замещаться малороссiйскими учеными, которыхъ такъ еще недавно преследовали въ Москве при последнихъ патрiархахъ...
Первымъ великорусскимъ архiереемъ изъ юго-западныхъ ученыхъ былъ Стефанъ Яворскiй... По старой подозрительности к юго-западнымъ ученымъ Яворскаго встретили въ Москве очень недружелюбно, называли еретиком, обливанникомъ... Къ концу года молодой митрополитъ, имевшiй всего 42 года отроду, сделанъ местоблюстителемъ патрiаршаго престола.
Найдя умнаго и образованнаго архипастыря, Петръ былъ очень милостивъ къ нему, давалъ ему значительные награды, после лишенiя сана Игнатiя Тамбовскаго далъ Стефану и тамбовскую епархию.
Вслед за Яварскимъ на великорусскихъ кафедрахъ стали являться и другiе архiереи - Малороссы. После смерти Игнатiя тобольскаго (1701г.) вызванъ на его место батуринскiй игуменъ св. Димитрiй Туптало: он впрочемъ не поехалъ въ Сибирь по болезни, а выпросилъ себе ростовскую кафедру, где и продолжалъ свою труженническую просветительную деятельность. Онъ былъ въ тесной дружбе съ Яворскимъ...
На тобольскую епархiю, от которой отказался Димитрий, выбранъ былъ тоже малороссъ, Филофей Лещинскiй. В 1707 году открыта епархiя иркутская и первымъ епископомъ ея сделанъ тоже воспитанникъ кiевской коллегiи, Варлаамъ Коссовскiй. Великорусские книжники прямо называли Яворскаго обливанцемъ и латынникомъ и долго не могли помириться съ его направленiемъ.

Полное собранiе сочиненiй П.И.Мельникова
(Андрея Печерскаго),
том з, стр. ча-чв, изд. 1909 года
Но возвратимся въ Стародубье, въ слободу Зыбкую, къ отцу Патрикiю. Туда, въ 1708 году, переехали из Орла и Коломны несколько богатыхъ купцовъ: одинъ из нихъ, орловскiй выходецъ, Федоръ Григорьевичъ Сусловъ, отличался ревностью къ старому обряду, доходившею до фанатизма, и обширною начитанностью. Сусловъ и прiехавшие съ нимъ вошли въ тесную связь съ Патрикiемъ. Они также сознавали, что церковь не можетъ быть безъ архiерея, и много хлопотали объ отыысканiи епископа.
Но исторiя Епифанiя научила ихъ быть крайне осторожными. Заподозривъ всю Малоруссiю въ обливанстве, они непременнымъ условиемъ поставляли, чтобъ отыскиваемый ими архiерей непременно былъ родомъ изъ Великой Россiи и, стало-быть, несомненно крещенный в три погружения.
Но в ето время (1708 год) изъ всехъ православныхъ архiереевъ только четверо было природныхъ великорусскихъ: Алексей рязанскiй, Илларiонъ астраханскiи, Варсонофiй архангельскiй и Феофилактъ воронежскiй. Все остальные были или малороссiяне, или греки.

Недавно о.Кирилл (Сахаров) высказал любопытное замечание относительно того, что в МП происходит повышение интереса к Старой Вере из-за повышения количества попов-великороссов, тогда как до определенного момента подавляющее число иереев МП традиционно состояло из малороссов. Это исторический факт, начиная с раскола, а при Прокоповиче существовали правила вообще не позволяющие великороссам стоновиться архиереями, так как тогда еще было живо осознание геополитической подоплеки раскола (старовер=великоросс). Автокефалия малороссийской церкви вывело многих кремней никонианства из игры, и создались объективные предпосылки для духовного москвоцентризма. Не исключено, что такой единоверческий эволюционный процесс сможет создать в РПЦ принципиально новый расклад сил. Все это назревало на соборе 1917-1918 годов (в предсоборных документах), к этому возвращались архиепископ Андрей (Ухтомский), патр. Сергий (Страгородский), Поместный Собор РПЦ 1971. Показательно, что на последних совещаниях Патриарх Алексий II дал недвусмысленное указание иереям крестить всех трехпогружательно, причем желательно по полному (т.е. по СТАРОМУ) чину. Также на послденем заседании Синода митр.Кирилл озвучил стратегию на активизацию контактов РПЦ со старообрядцами. Это очень важный процесс.

Расколом называется нарушение полного единения со Святою Церковию, с точным сохранением, однако, истинного учения о догматах и таинствах. Нарушение единения в догматах и таинствах - уже ересь. С точки зрения никониан, собственно раскольническими церквами из староверов могут быть названы в России только единоверческие церкви, которые отличаются в некоторых обрядах. К их образованию послужило, как думают никониане, невежество, приписывающее некоторым обрядам и обычаям более важности, нежели сколько эти обряды имеют. В таких церквах заметен неприятный никонианам избыток набожности, доходящий до суеверия и лицемерства, по их мнению. Дескать, когда христианин обратит все внимание свое на наружные обряды, то непременно он оставляет без внимания существенную часть христианства - очищение внутренних сосудов, следовательно, лишается всего духовного преуспеяния и истекающего из этого преуспеяния истинного познания Христа, то есть делается чужд истинного христианства.

Прочие раскольники в России признаны вместе и еретиками; они отвергли Таинства Церкви, как их понимают новые православные, заменив их своими, де, чудовищными изобретениями; они яеобы уклонились во многом от существенного христианского вероучения и нравоучения; они, де, совершенно отреклись от Церкви.

Впрочем, не должно обвинять во всем раскольников. Западное просвещение так сильно нахлынуло в Россию, что оно вторглось и в Церковь, нарушило ее восточный православный характер, хотя нарушило его в предметах, нисколько не касающихся сущности христианства. Это мнение никониан, чьи нарушения восточного православного характера огорчают сынов Церкви, основательно изучивших христианство.

Все русские поняли, что итальянские картины не могут быть святыми иконами. Между тем итальянская живопись взошла почти во все православные русские храмы со времен преобразования России на европейский лад. Эта живопись соблазняет раскольника, огорчает истинно православного: она - западный струп на православном храме. С кого итальянские живописцы писали изображения святейших жен? Со своих любовниц. Знаменитые Мадонны Рафаэля выражают самое утонченное сладострастие. Известно, что Рафаэль был развратнейший человек, желал выразить идеал, который действовал бы на него наиболее сильно, и нередко кидал кисть, чтоб кинуться в объятия предстоявшей ему натурщицы. Другие живописцы, которых талант был грубее, нежели талант Рафаэля, выражали сладострастие на своих мнимых иконах гораздо ярче; иные выразили уже не одно сладострастие, но и бесстыдство, неблагопристойность.

Иконы некоторых святых мужей списаны с женщин, как, например, знаменитое изображение Иоанна Богослова, написанное Доминикенем. Иконы некоторых мучеников итальянские любострастные живописцы написали со своих товарищей разврата, после ночи или ночей, проведенных ими беспорядочно, когда это поведение напечатлелось на изнуренных их лицах. Все движения, все позы, все физиономии на итальянских картинах или вообще на картинах, написанных западными еретиками и изображающих священные предметы, - чувственны, страстны, притворны, театральны; ничего в них нет святого, духовного; так и видно, что живописцы были люди, вполне плотские, не имевшие ни малейшего понятия о состоянии духовном, никакого сочувствия к нему и потому не имевшие никакой возможности изобразить человека духовного живописью. Не имея понятия о том, какое положение принимают черты лица углубленного в свою молитву святого мужа, какое положение принимают его глаза, его уста, его руки, все тело его, они сочиняют в невежественном воображении своем произвольную, невежественную мечту, сообразно этой мечте устанавливают натурщика или натурщицу, и отличная кисть изображает на полотне совершенную нелепость, так, как красноречивейший оратор по необходимости должен был бы произнести самую бестолковую речь, если б заставили его говорить о предмете, вовсе неизвестном ему.

Воспитанники русской Академии художеств получили образование по образцам западным и наполнили храмы иконами, вполне недостойными имени икон. Если б эти иконы, пред которыми опускаются долу взоры целомудренные, не стояли в храме, то никто и не подумал бы, что им приписывается достоинство икон. Светский человек, насмотревшийся на всё и имеющий обширную опытность, не может себе представить того действия, которое такие изображения оказывают на девственную природу. Некоторый старец, проводивший в пустыне возвышенную монашескую жизнь, должен был по некоторым обстоятельствам приехать в Петербург. Здесь он был приглашен однажды вечером набожною старушкою-дамою для духовной беседы. В это время дочери старушки одевались, чтоб ехать на бал. Одевшись, или, правильнее, обнажившись по требованию современной моды, они пришли к маменьке, чтоб поцеловать ее ручку и сесть в карету. Старец, увидав невиданное им никогда в жизни - девиц, бесстыдно обнажившихся по уставу Запада, по уставу ереси и язычества, пришел в ужас. Он уверял, что после виденного им соблазна уже не нужно являться самому диаволу для соблазна. Каково же видеть такому девственному оку подобное изображение на иконе, изображение, возбуждающее не молитву, а самые нечестивые страсти.

Несвойственность итальянской живописи для икон уже теперь очевидна и признана. Но, к сожалению никониан, современная мода устремилась к другой крайности - к подражанию старинной русской иконописи со всеми ее неправильностями и с присовокуплением разных несообразностей новейшего изобретения. Здесь новый повод к соблазну. Пред такою иконою не соблазняется раскольник, не могущий отличить правильного рисунка от неправильного, - соблазняется пред нею легкомысленное чадо новейшего прогресса. Видя уродливость изображений на иконе, это чадо соблазняется, смеется, кощунствует. Его поверхностное образование и просвещение не дают ему возможности отделить в Церкви установлений Святых и Божественных от того разнообразного copy, который в различные времена вносился в Церковь немощию, ограниченностию, греховностию человеческою, сообразно духу века. Это чадо новейшего прогресса, чуждое здравого смысла, видя недостаток, внесенный в Церковь человеческою немощию, тотчас колеблется в доверии к самой Церкви, начинает осуждать ее, делается чуждым ее. Сколько вредно соблазнять раскольников, столько вредно соблазнять и современное поколение; сколько нужно снисходить немощи раскольников, столько необходимо снисходить и немощи питомцев новейшего прогресса. Безпреткновени бывайте, - сказал святой апостол Павел иудеям и еллинам (1 Кор. 10, 32).

В наше время искусство живописи достигло высокой степени усовершенствования. Живописец, желающий писать иконы, достойные Божия храма и назидательные для христиан, имеет для сего наибольшие средства, чем когда-либо, но должен непременно проводить жизнь самую благочестивую, чтоб стяжать опытное познание духовных состояний, должен быть знаком в особенности с благочестивыми иконами, чтоб на лицах их усмотреть то глубокое спокойствие, тот отпечаток небесного тихого радования, ту младенческую простоту, которые являются на этих лицах от тщательной молитвы и от других благочестивых занятий. Пусть он всмотрится в естественность их движений, в отсутствие в них всего сочиненного, всего придуманного. Правильность рисунка необходима для иконы; притом нужно изображать святых свято, такими, какими они были, простыми, спокойными, радостными, смиренными, в таких одеждах, какие они носили, в положениях и движениях самых скромных, исполненных благоговения, основательности, страха Божия. Изображению святого должны быть чужды изысканная поза, движение, изображающее восторженность, положение лица романическое, сентиментальное, с открытым ртом, с закинутою кверху головою или с сильно устремленными кверху глазами. Последнее положение, к которому обыкновенно прибегают для изображения молитвенного состояния, именно и воспрещается иметь при молитве святыми отцами. Также не должно изображать святых жен и дев с опущенными книзу глазами: дева начинает тогда опускать вниз глаза, когда явится в ней ощущение греховное; в невинности своей она глядит прямо.

Также начинают многие понимать, что итальянское пение не идет для православного богослужения. Оно нахлынуло к нам с Запада и несколько десятилетий тому назад было в особенном употреблении. Причастный стих был заменен концертом, напоминавшим оперу. Ухо светского человека, предающегося развлечениям и увеселениям, не поражается так сильно этою несообразностию, как ухо благочестивого человека, проводящего серьезную жизнь, много рассуждающего о своем спасении и о христианстве, как о средстве к спасению, желающего от всей души, чтоб это средство сохранялось во всей чистоте своей и силе, как сокровище величайшей важности, как наследство самое драгоценное для детей и внуков. Надо знать, что в России вся масса народа проводит жизнь самую серьезную, будучи поставлена в необходимость проводить такую жизнь обстоятельствами. Жизнь развлеченную, веселую, в сфере современного прогресса, могут проводить весьма немногие, потому что для такой жизни нужны достаточные материальные средства. Веселящиеся на земле не должны судить о прочих человеках, как они обыкновенно это делают, по себе. Для того чтоб один веселился, часто тысячи и тысячи должны нести тягчайший труд, проливать горькие слезы и кровавый пот: как мысли и чувства этих тысяч могут быть одинаковы с веселящеюся единицею?

Страдания и плач есть достояние падшего человека на земле, как научает нас Евангелие, и этот падший и погибший человек приходит в церковь Божию излить пред Богом именно горестные чувствования свои; раскрыть пред Богом бедственное состояние свое. Большая часть молитв, поемых и читаемых в Церкви, выражают прошения погибшего о помиловании, развивают понятие о погибели человечества, показывают ее многоразличные оттенки и признаки, заключают в себе исповедание человеческого падения вообще и исчисление частностей падения. Они переходят по временам к славословию Бога, к радостному хвалению действий Искупителя и искупления; но и это славословие, и эти хвалы произносятся узниками, заключенными в темнице, получившими надежду на освобождение, но еще не получившими освобождения. Радость, производимая надеждою спасения нашего, по необходимости соединена в нас со скорбным ощущением греховного плена.

Весьма справедливо святые отцы называют наши духовные ощущения радосто-печалием: это чувство вполне выражается знаменным напевом, который еще сохранился в некоторых монастырях и который употребляется в единоверческих церквах. Знаменный напев подобен старинной иконе. От внимания ему овладевает сердцем то же чувство, какое и от пристального зрения на старинную икону, написанную каким-либо святым мужем. Чувство глубокого благочестия, которым проникнут напев, приводит душу к благоговению и умилению. Недостаток искусства - очевиден, но он исчезает пред духовным достоинством. Христианин, проводящий жизнь в страданиях, борющийся непрестанно с различными трудностями жизни, услыша знаменный напев, тотчас находит в нем гармонию со своим душевным состоянием. Этой гармонии он уже не находит в нынешнем пении Православной Церкви. Придворное пение (здесь указываю наиболее на обедню; впрочем, Господи, помилуй, поемое на литургии, уже поется и на всех церковных последованиях), ныне взошедшее во всеобщее употребление в православных церквах, необыкновенно холодно, безжизненно, какое-то легкомысленное, срочное! Сочинения новейших композиторов выражают настроение их духа, настроение западное, земное, душевное, страстное или холодное, чуждое ощущения духовного. Некоторые, заметив, что западный элемент пения никак не может быть соглашен с духом Православной Церкви, справедливо признав знаменитые сочинения Бортнянского сладострастными и романическими, захотели помочь делу. Они переложили, с сохранением всех правил контрапункта, знаменный напев на четыре голоса. Удовлетворил ли труд их требованию Церкви, требованию ее духа? Мы обязаны дать отрицательный ответ. Знаменный напев написан так, чтоб петь одну ноту (в унисон), а не по началам (partheses), сколько бы певцов ни пели ее, начиная с одного певца. Этот напев должен оставаться неприкосновенным: переложение его есть непременно искажение его. Такой вывод необходим по начальной причине: он оправдывается и самим опытом. Несмотря на правильность переложения, канон Пасхи утратил свой характер торжественной радости и получил характер печальный: это уже не восторг, произведенный воскресением всего рода человеческого во Христе, это плач надгробный. Изменение характера, хотя и не так чувствительное, заметно во всех переложениях знаменного напева и других церковных древних напевов. В некоторые переложения трудившиеся в них внесли свой характер, уничтожив совершенно церковный характер: в них слышна военная музыка, как, например, в Благослови, душе моя, Господа, коим начинается всенощная. Отчего так? Оттого, что переложение совершалось под руководством военного человека, человека вполне светского, образовавшего свой вкус по музыке антицерковной, вносившего поневоле, по естественной необходимости свой элемент в элемент чисто церковный знаменного напева.

Знаменный напев должен оставаться неприкосновенным: неудачное переложение его знатоками музыки доказало эту истину. От всякого переложения характер его должен исказиться. Старинную икону не должно покрывать новыми красками, оставляя неприкосновенным ее рисунок: это было бы искажением ее. Никакой благоразумный человек, знающий отлично иностранные языки, не решится на перевод с них математической книги, не зная математики. Отчего же не придерживаться того же благоразумия относительно церковного пения тем знатокам музыки, которые чужды благодатного духа церковного, даруемого Богом за глубоко благочестивую жизнь.

Проводя свои внутрицерковные реформы почти исключительно богослужебного и текстологического характера, патриарх Никон оставался, конечно, выразителем воли церкви как таковой. Выступив же в качестве претендента на первенствующее значение в государстве, стремясь подчинить царский сан сану патриарха, он становился—каковы бы ни были его субъективные намерения — прямым выразителем воли того паразитирующего на церковном теле темноэфирного образования, о котором мы говорим.

Поражение его и его инспиратора было обусловлено не только большей силой демона государственности, но и большей эпохально-исторической оправданностью его действий. Эта правота уицраора ощущалась, по-видимому, широкими народными слоями. Если уже чисто богослужебные реформы Никона вызвали противодействующее движение столь сильное, что конструктивные формы старообрядчества, в которые оно отлилось, досуществовали до наших дней, — то его попытка теократического, вернее иерократического переворота, должна была испугать еще более широкие слои, включая подавляющее большинство церковной иерархии, на которую подобный переворот возложил бы непомерную, странную, ей самой непонятную и потому невыполнимую ответственность. От папистских притязаний Никона повеяло смутно знакомым духом: чем-то напоминали они ту тираническую тенденцию, которая так страшно обожгла русское общество при Грозном и уже опять успела дохнуть на него в конце царствования Бориса. Слишком памятно было всем, какие страдания это несет и в какие пропасти уводит; а то обстоятельство, что теперь опасность исходила не от демона государственности, но от чего-то зловеще неясного, образовавшегося внутри самой церкви, лишь увеличивало иррациональный, трансфизический страх.

Иерократические поползновения Никона были пресечены, но потусторонний страх уже не мог быть искоренен одним этим. Из него и вырос раскол, весь пронизанный этим ужасом перед «князем мира сего», уже будто бы пришедшим в мир и сумевшим свить гнездо в самом святая святых человечества, в церкви. Отсюда — надклассовость или внеклассовость раскола, к которому примыкали люди любого состояния или сословия, если только в сердце зарождался этот инфрафизический страх. Отсюда — неистовая нетерпимость Аввакума, яростное отрицание им возможности малейшего компромисса и страстная жажда мученического конца. Отсюда — непреклонная беспощадность раскольников, готовых, в случае церковно-политической победы, громоздить гекатомбы из тел «детей сатаны». Отсюда же — та жгучая, нетерпеливая жажда избавления, окончательного спасения, взыскуемого окончания мира, которую так трудно понять людям других эпох. И отсюда же, наконец, тот беспримерный героизм телесного самоуничтожения, который ставит нас, при вникновении в историю массовых самосожжений, в тупик, если метаисторическое созерцание нам чуждо в какой бы то ни было степени, и который потрясает нас до глубочайшего трепета, если подобный род созерцания приоткрыл нам природу удивительных этих явлений.

Никон был сослан, умер, но церковь санкционировала его реформы; проходили десятилетия, а никакого поворота вспять, к древней вере, даже и не намечалось. И когда демиург, осуществляя свой всемирный замысел, выдвинул такого колосса, как Петр; когда Второй Жругр инвольтировал его всей своей молодой мощью; когда, от лица царя-реформатора государство отвело церкви небольшой угол в державе, подчинив религию своим интересам и сузив пределы духовного творчества народа, — тогда раскол обрел конкретное лицо, на котором сосредоточился его потусторонний ужас и ненависть. Петр I был объявлен антихристом.

Напрасно удивляемся мы мелочности чисто формальных, отнюдь не догматических расхождений между старообрядчеством и никонианством; с точки зрения сознания XVII века, наполовину магического и вместе с тем не боявшегося крайних выводов, антихристов дух вовсе не должен был выразиться непременно в восстании против Символа веры или в физическом истреблении религиозной общины. Дух этот представлялся исчадием «отца лжи», начинающего со второстепенных внешних подмен и по их лестнице низводящего уловляемую душу в пучину антикосмоса. И если мы не можем ощутить сочувствия героям раскола в их идейной направленности или в их методике, нам доступно зато понимание и сочувствие великому душевному смятению, раскол вызвавшему.

Среди неохронологов (Валянский, Калюжный) сейчас бытует также фантастическое мнение, что староверы - это остатки униатов, приверженцев западного обряда, не принявшие церковной реформы патриарха Никона (XVII век) по исправлению богослужебных книг и обрядности на греческий образец. Само слово "старо-веры" совершенно чётко показывает нам, что православие не было исконной верой земли Русской. Только после Никоновских реформ Россия, де, окончательно встала на путь православия.

Подобное можно услышать от неоязычников: мол, Православный - значит правоверующий, правомыслящий, благочестивый (Полный Церковно-Славянский словарь, Издательский отдел Московского Патриархата, по благословлению Алексия II 1993, Москва, Издано в 1998 г. Москва, Терра-Книжный клуб), дескать, возьми любой старообрядческий учебник или церковный учебник дониконовских времен, и ты везде там увидишь надпись ПРАВОВЕРНАЯ ВЕРА ХРИСТИАНСКАЯ. Никон, де, поменял название с ПРАВОВЕРНАЯ на ПРАВОСЛАВНУЮ, дабы привести в смущение простой верующий народ, который назывался и до христиан Православным. Когда же он сделал это, протопоп Аввакум якобы сказал: Негоже называться нам, яко язычники. Уйдем в скиты братии.... И если ты сходишь к старообрядцам, не к тем, кто нашел компромисс с РПЦ, а к тем, которые удирали в скиты, в Сибирь, на Беловодье, кто не шел на компромисс с властями то якобы услышишь, как они называет друг друга: ПРАВОВЕРНЫЕ или ПРАВЕДНИКИ - но никак не Православные.

Мнение атеиста: С язычниками в 15-м веке сталкивался иконописец Андрей Рублев, а в 17-м столетии на них жаловался псковский епископ. И только после раскола в русской православной церкви остатки язычников примкнули к раскольникам-беспоповцам. Благо, разница была невелика. Причиной раскола, случившегося при тишайшем царе Алексее Михайловиче, стало книгопечатание. Вот уж воистину - от многого знания бывают многие беды. Для печатного издания богослужебных книг требовался единый текст, а разобраться в рукописных книгах справщикам (так тогда называли редакторов и корректоров) оказалось не под силу. И тогда патриарх Никон решил взять за образец византийские новопечатные книги. Его не остановило даже то, что византийские православные обряды сильно отличались от русских. Зато очень многих, особенно крестьян, это потрясло. Им показалось, что Никон изменил не просто обряды, а всю старую веру заменил на новую. Ведь тогдашние крестьяне еще недалеко ушли от язычества и считали молитвы чем-то вроде колдовских заклинаний. А если изменить в заклинании хоть одно слово или жест - оно перестанет действовать. Никон же изменил не одно слово, а чуть ли не все. В знак протеста против антихристовой веры раскольники устраивали самосожжения. Возрождалось древнее учение циркумцеллионов - мученическая смерть гарантирует райское блаженство. Правда, раскольники сжигали только своих - и тем самым в лучшую сторону отличались от нынешней Аум сенрике, возродившей идеологию циркумцеллионов в первозданном виде, только с использованием вместо дубинки нервно-паралитического газа зарин. Раскольники сгорали в огне тысячами, но в живых оставались сотни тысяч, и в конце концов у староверов хватило людей и денег, чтобы устроить революцию 1905-го года, после которой гражданам России была дарована свобода вероисповедания. В 17-м веке часть староверов, признав церковь испроказившеюся, решили, что вместе с церковью утратили силу и все ее таинства - включая, естественно, брак. А чтобы не очень скучать без брака, эти раскольники постановили: Не считается грехом плотское совокупление по взаимному согласию.

Гарь

Дугинские
тетрадки
Беседа Ответы на вопросы Евразийство и староверие Абсолют византизма Преодоление Запада Имя моё - топор Эссе о галстуке Полюс русского круга Капитализм Террор против демиурга Возвращение бегунов Такое сладкое нет Кадровые Сторож, Сколько ночи О Третьем Риме Яко не исполнилось число звериное Филолог Аввакум Мы Церковь последних времен Москва как идея Доклад на Соборе РДПЦ, белокриничан Старая Вера, круглый стол в газете Завтра Старообрядчество и Русская Нац.Идея Никола Клюев - пророк секретной России Грани Великой Мечты Rambler's Top100 Яндекс.Метрика