Все в тобi!


Рубрики

Антихрист Никониянство Символ Веры История География Ныне Новости

Примеры благочестия

Страстотерпец Аввакум Царь Михаил Митрополит Алимпий Ананий Килин Рябушинские Анна Путина

Согласы

Поповцы

Беспоповцы

Святые места Старой Веры

Москва Поморье Поволжье Алтай Забайкалье Приморье Малороссия Эстляндия Лифляния Литва Америка

Апологетика Старой Веры, свидетельства

Евангелие Ветхий Завет Номоканон Кормчая (II) Китежский лет-ц

Древнерусская библиотека

О сотворении Адама Сказание, как сотворил Бог Адама О Адаме

Обряд

Крещение Ссылки
Господи. Iсусе Христе, Сыне Божiи, помилуй нас грешныхъ!

АМЕРИКА



В настоящее время в России существует необычайный интерес ко всему, что касается восстановления социальной стабильности и достижения личного благосостояния. В основном этот интерес сосредоточен на двух аспектах: во-первых, восстановление традиционных этических норм, социальных ценностей и моральных установок; во-вторых, развитие стабильной экономической структуры в рамках мировой экономической системы.

В отношении первого, то есть вопросов этики, русские исследователи обращаются к прошлому: к этическим установкам традиционной русской культуры, как в возможной модели для восстановления моральных норм в обществе, которое, наконец, ощутило желание и готовность избавиться от ценностей, искаженных за десятилетия Советской власти.

Что касается прошлого, традиционные староверы пожалуй лучше, чем какие-либо иные русскоязычные группы населения, сохранили в поразительной чистоте основополагающие ценности и традиционные этические принципы русской культуры. Существующие общины староверов вполне доступны для исследования. Как в России, так и в других странах, включая США, эти общины, как правило, располагаются в уединенных или отдаленных местах, члены общин упорно придерживаются честности и добронравия в образе жизни и стараются воспитывать молодежь в духе устойчивых моральных принципов.

Тезис: Основная цель этого сообщения - показать, что общины староверов, находящиеся в Северной Америке, и сохраняющие коренные черты традиционной русской культуры, могут также служить моделью дальнейшего развития общества, то есть развития демократии и свободного предпринимательства в современной России.

Разумеется, отнюдь не каждый русский в России желает стать старовером. Это далеко не так. И тем не менее, большинство русских признает, что прикосновение к культуре и традициям, сохраненных староверами, вызывает у них острое чувство ностальгии. Образ жизни и моральные ценности, исповедуемые староверами, глубоко запечатлены в душе русского народа.

Комментарий: С точки зрения социологии, каждая личность нуждается в развитии самоуважения, которое в социальном плане выражается через доверие и уважение окружающих. Если подходить к этому вопросу с точки зрения этики, то эти ценности следует соотнести с такими понятиями как честность, справедливость, добросовестность, внимательность, заботливость , и прочими категориями, которые обычно являются частью религиозных учений и наставлений.

Претворить в жизнь эти нравственные идеалы достаточно сложно, еще сложнее восстановить их, особенно в свете того, что существуют различные точки зрения на религиозные ценности. И тем не менее, существует всеобщее чисто человеческое понимание того, соблюдение каких моральных норм наиболее желательно для жизни общества. Это касается, в основном, принципов честности, доверия, сознательности и уважения к данном слову. Как свидетельствуют исследования, староверы по-прежнему придерживаются этих моральных норм.

Во времена социальных перемен трудно достичь стабильности. Когда происходит резкая смена социальных, экономических и административных институтов, общество, как может показаться, находится на грани анархии, и существует лишь очень немного твердых установок, на которые можно ориентироваться в поисках консенсуса и социальных норм. В целом, перемены разрушают старые нормы, но не могут четко определить границы новых норм и привносят неуверенность и нестабильность в будущее. Перспектива создания абсолютно новых структур в экономической и политической организации увеличивает нестабильность и часто вызывает гнев и неприятие.

Русский дух славянофильства: Невольно вспоминается последовательность исторических событий, вызвавших к жизни мощное движение русского славянофильства. В интересах сохранения и господства русских славянских образцов, новые идеи, особенно приходившие с Запада, отбрасывались, как несущие угрозу подлинности славянской культуры. В настоящий момент применение новых идей неизбежно, но никто не считает, что для этого необходимо пожертвовать русско-славянским самосознанием. К тому же, социологические исследования доказали, что наиболее гладко и спокойно происходят те изменения, которые основываются на уже знакомых принципах, то есть сохраняют традиционную культурную систему.

Другие модели: Что касается моделей на будущее, то недавно завершившийся эксперимент, длившийся семь десятилетий, доказал свою полную непрактичность. Российские ученые обращаются к предреволюционным структурам в поисках позитивных моделей для будущего. Однако и они, как и их западные коллеги, опасаются перспективы роста ультранационалистических движений. Тем не менее, они выражают желание сотрудничать с западными и международными учеными в исследовании демократически ориентированных социальных структур. При этом они прекрасно понимают, что, какая бы модель ни была принята за основу, она должна подходить к национальному русскому славянскому характеру.

В настоящее время они обращаются к различным западным странам в поисках модели построения демократического общества. Они видят прочные и в то же время гибкие основы демократических структур в этих странах, но не вполне понимают, как соотнести их с существующей культурной системой России. Более того, условия, в которых существуют эти демократии, не всегда соотносятся с российской исторической системой координат.

Стабильная экономическая структура: Имея в виду проблему, представляющую главный интерес , а именно установление экономических, политических и социальных структур, которые бы предоставляли возможность достижения благосостояния в современном мире, руководители страны рассматривают различные модели экономических реформ, совместимые с западными взглядами на свободное предпринимательство. Эти модели включают в себя приватизацию и частную собственность и требуют от индивидуума проявления инициативы для достижения благосостояния и счастья. Поскольку существует тесная взаимосвязь экономического благосостояния и демократии, правильные экономические реформы, должным образом проведенные: могут обеспечить прочную базу для развития демократии. А в более широком аспекте, развитие гибких, способных к адаптации экономических структур, характерные для демократических сообществ, позволяет вести свободную торговлю с наиболее близкими экономическими партнерами, а также с партнерами в мировом масштабе. Среди характерных этих гибких систем можно отметить элементы приватизации и частной собственности для поощрения инициативы, надежные рыночные отношения, стимулирующие производительность, и сободное предпринимательство, развивающее конкуренцию.

Готовая модель: Староверы на Западе избежали влияния ограничительной политики в отношении религии, а также политики контроля социальной жизни, которая господствовала в советском обществе на протяжении многих лет. На чужбине они сумели сохранить традиционные русские религиозно-культурные особенности и в то же время выработать позитивные методы приспособления к новым экономическим обстоятельствам. Ученые-гуманитарии с огромным интересом следят за публикациями этнографических отчетов, отражающих жизнь староверческих общин на Западе: их эклектическую адаптацию к новым идеям и новым практическим навыкам, их интеграцию в различные экономические структуры, и при этом их умение сохранить стабильный уклад жизни, свои исторические и культурные корни.

Подобные сообщества можно рассматривать как модели, если речь идет о двойной цели: интеграции и сохранении обособленности, В сущности, староверческие общины Орегона и Аляски представляют собой готовые реальные модели для развития сообщества. За время своего тридцатилетнего пребывания в США они удивительно хорошо приспособились:

1. к условиям свободного предпринимательства и частной собственности, где успех определялся личной инициативой т честным трудом,
2. к открытому обществу, в котором церковь и государство разделены,
3. к демократическим институтам,
4. к многонациональным сообществам, наряду с другими религиозными и этническими группами. В то же время они сохранили русские и религиозно-культурные корни и продолжают воспитывать молодежь в духе традиционных ценностей и богобоязни. Результатом является личность, воспитанная на принципах традиционной русской этики ХУП века, и в то же время приспособленная к существованию в условиях демократических структур и ценностей ХХ века.

По-видимому, эта модель представляет положительную возможность достижения двух целей, о которых говорилось выше, к тому же, предоставляет ее на примере сообщества, чей язык и культура полностью поняты для России, поскольку являются чисто русскими.

Происхождение: Как известно, церковные реформы, проведенные в середине ХУП века патриархом Никоном, коснулись не только изменения церковных книг, но и некоторых религиозных обрядов. Большая часть населения восприняла это как святотатство, и отказалась принять реформы. Когда царь Алексей Михайлович одобрил реформы, он тем самым оттолкнул от себя и от церкви большую часть верующих. В русской истории этот период известен как Раскол. Те, кто настаивал на соблюдении старинных обрядов, стали называться старообрядцами, или староверами, и это название закрепилось за их последователями.

В первой половине Х1Х века в Австро-Венгрии сербским священнослужителем, епископом Амброзием, была основана иерархия священнослужителей-староверов и монастырь, которые существуют до сих пор. Эта иерархия назначала священников в те староверческие общины, которые признавали ее законность. Однако, не все общины признавали этот факт.

В России староверы периодически подвергались гонениям за свою приверженность старым обрядам. Многие из них силой или убеждением были возвращены в лоно господствующей Церкви. Но, несмотря на преследования и политические беспорядки, которые вынудили их покинуть родные места, несмотря на превратности последующих странствий и часто возникавшую необходимость приспосабливать свои религиозные службы к обстоятельствам, которые не позволяли полностью выполнять старинные обряды (отсутствие священников, например), в течение веков они старательно сохранили все, что смогли из своего религиозно-культурного уклада жизни.

В России до сих пор существует множество людей, придерживающейся древлеправославной веры. Однако, в бывшем Советском Союзе староверы подвергались преследованиям, а их культурно-религиозные обычаи всячески подавлялись. Во многих случаях им приходилось проводить свои религиозные обряды в тайне. И тем не менее, им удалось, насколько возможно, сохранить старинный традиционный уклад и религиозные заповеди.

Распространение староверческих общин: Во времена преследования за приверженность вере, многие из старообрядцев искали убежища в отдаленных районах страны, а также за ее пределами. Староверы основали свои поселения в Польше, Румынии (тогдашней Австро-Венгрии) и в Турции.

В первые годы Советской власти, особенно в период коллективизации, отдельные староверы, а также группы и семьи покинули свои родные места и страну, чтобы поселиться и основать общины там, где они могли бы сохранить старые обряды. После того, как в Китае произошла коммунистическая революция, потомки тех староверов, которые смогли эмигрировать в Китай, перебрались в Гонконг, а затем, после многочисленных доброжелательных приглашений, в Австралию и в страны Южной Америки, в основном, в Бразилию. В этой стране они основали два поселения, где прожили около четырех лет, прежде чем эмигрировали в Соединенные Штаты в 1964 году. Однако, многие из них остались в Австралии и в Южной Америке, и по-прежнему поддерживают связи со своими единомышленниками в других странах.

Староверческие общины в Северной Америке: Общины в Северной Америке состоят в основном из потомков тех, кто жил в России - в Сибири и на Дальнем Востоке - а также в Турции. Только немногие из наиболее старых жителей общин родились в России, большинство же, хотя и придерживается подлинного старообрядчества, никогда не бывало в России.

В Орегонской общине насчитывается более шести тысяч членов. Группы староверов, связанные с этой общиной, проживают также на Аляске (примерно тысяча человек) и в Канаде (около 500 человек). Среди членов этих общин есть те, кто утверждает, что происходит от староверов, населявших общины в районах Перми, Алтая и Забайкалья.

Американские общины невелики, но они могут служить моделью примером того, как можно приспособиться к новым структурам. Не потеряв своих основ. Немногочисленность их населения облегчает изучение и анализ их проблем.

В некоторых аспектах, обычаи староверов превосходно согласуются с требованиями, выдвигаемыми западным обществом. В частности, западный образ жизни предполагает проявление личной инициативы для достижения своих целей и обеспечения своих интересов. В этике Протестантизма, как было отмечено Максом Вебером, тяжелый труд, бережливость и старательность с одной стороны, в сочетании с совместным выгодными вложением средств - с другой, ведут к достижению успеха, и в свое время послужили одной из причин развития раннего капитализма. Эти ценности, а также приносимый ими успех служили верным признаком Божьего благоволения и усиленно насаждались.

Таким образом, этика Протестантизма у ортодоксальных староверов стала составной частью их трудовой этики. Отделившись от господствующей Церкви, а также от привычной социальной среды, они стали не протестантами - а православными сиротами. Они вынуждены были развивать такие качества, как независимость и предприимчивость. Во многих случаях, обходясь без священников, они, как и протестанты, выработали чувство личной ответственности перед Богом за свое благосостояние. Тяжелый труд, бережливость и усердие считаются приметами достойного поведения и естественным образом ведут к успеху. Достижение успеха в земной жизни рассматривается как благословение Божие. Материальные блага предназначены не для того, чтобы тратить их на личные нужды или бессмысленно накапливать ценности, но для того, чтобы откладывать и выгодно преумножать их. Это ведет к проявлению милосердия и сотрудничества между членами общины. Староверы щедро жертвуют свое время, усилия и деньги в поддержку общинного молитвенного дома или церкви. Избранная ими добровольно изоляция от общества неминуемо развила в них своеобразное, характерное для протестантизма, чувство индивидуализма в отношении снабжения себя и своих семей пищей и жильем. Они также усвоили некоторые новые аспекты трудовой этики, в частности принятие инициативных решений, требующих определенного риска. Они очень быстро приспосабливаются к новым методам и технологиям, до тех пор, пока это не требует от них нарушения религиозно-культурных принципов староверчества.

Орегонские староверы быстро освоились в самых различных областях. Большинство из них занято в сельском хозяйстве, они приобретают землю, выращивают плодовые и ягодные культуры, а также корм для скота. В то же время, многие работают на фабриках: мужчины, в основном, плотничают, женщины - шьют. Некоторые работают бригадами на лесоразработках. По вечерам и по субботам они по-прежнему работают на своих фермах, однако воздерживаются от труда по воскресеньям и в дни прочих церковных праздников.

Некоторые из староверов организовали свои собственные предприятия. Вот некоторые из них: фирма, выращивающая деревья для продажи и распределяющая свою продукцию через систему заказов; компания, специализирующаяся на производстве изделий из стекловолокна, в частности, ванн джакуззи; фирма по производству швейных иголок на батарейках, которая снабжает вышивальными иглами магазины народных промыслов по всей Америке; несколько местных строительных компаний. На Аляске многие из них успешно занимаются коммерческим ловом рыбы. Между тем, владельцы всех этих компаний по-прежнему сохраняют свои фермы (часто передавая большую часть бизнеса в руки старших сыновей), варят свою брагу и соблюдают религиозные праздники.

Плюрализм:Западные староверы также приспособились к плюрализму, свойственному социальной среде малонаселенных районов Орегона и Аляски. В каждом случае речь идет о неоднородности населения, включающего группы с этническими, религиозными и социальными различиями. Следуя концепции плюрализма, внутренняя жизнь каждой группы подчиняется ее собственным законам и обычаям, однако, все они принимают равное участие в общественной жизни, в выработке политики и принятии основных решений.

Один из старейших членов общины выразил эту идею в следующих словах: Когда мы пришли сюда, мы считали себя избранными. Теперь мы осознали, что мы должны жить вместе с другими, не только с молоканами, но и буддистами, и с мусульманами. Мы научились необходимым изменениям, хотя это и означает, что мы не так строго придерживаемся старинного образа жизни. Мы занимаемся светской деятельностью, такой как политика или финансы, но храним наши религиозные заветы в неприкосновенности.

Вот мнение другого челна общины: Здесь государство не вмешивается в нашу религиозную практику. Раз на это свобода. Мы преуспеваем, и сейчас трудно наставлять детей в духе старых заветов. Но они боятся Господа и молятся Ему - и это самое главное. Всяк по своей воле. У тех, кто живет вокруг нас, тоже есть свои права.

Демократия и самоуправление: Принцип плюрализма согласуется и ве6дет к возникновению демократической социальной структуры, в которой народ через голосование и выбор своих представителей принимает участие в управлении государством. Демократия также базируется на убеждении в ценности каждой человеческой личности и уважении ее прав.

Что касается демократии, то многие из староверов, живущих в Соединенных Штатах, приняли гражданство США и принимают участие в национальных и местных выборах. Они осознают свои права и выполняют свои обязанности. Некоторые из них прошли и проходят службу в Вооруженных Силах.

Изменения: Адаптация, однако, не может проходить бесследно. В процессе культурного взаимодействия и интеграции различные группы, входящие в плюралистическую демократическую структуру, должны осознать необходимость таких понятий как компромисс, изменения, правило большинства.

С одной стороны, для староверов характерна быстрая экономическая адаптация, основанная на их безупречном соблюдении трудовой тики. С другой, когда речь идет о крупных общинах с тесными внутренними связями, как, например, общины староверов в Северной Америке, культурный обмен и социальная адаптация к существующему обществу происходит более медленно. Собственные культурные формы, в данном случае старые обряды и заветы, состаются социальным и духовным центром в жизни этих общин. Благодаря плюрализму, свойственному окружающей их социальной среде, они имеют возможность в рамках общины следовать своим старинным традициям и обычаям. Как правило, это в большой степени традиция русской старины.

Нельзя не признать что все чаще можно наблюдать признаки все увеличивающейся интеграции и культурного проникновения, особенно среди молодежи. Второе поколение детей учится английскому языку от старших, которые изучали его в школе. Старики жалуются, что дети все хуже говорят по-русски. И тем не менее, молодые люди, родившиеся в Америке и являющиеся ее гражданами, продолжают называть себя русскими староверами.

Свобода и дисциплина:На Западе говорят о понятии свободы, но признают в то же время, что существует необходимость дисциплины и порядка в демократической социальной системе. В следовании этим принципам староверы не имеют себе равных. Наставления старой веры учат молодежь дисциплине и порядку, ответственность за поддержание которых часто возлагается на старших членов семьи. Школьные учителя часто удивляются, насколько благонравие и дисциплинированность свойственны ученикам из старообрядческих семей.

Заключение:Староверы представляют большой интерес для исследователей русской культуры в связи с тем, как настойчиво они сохраняют ранние формы традиционного уклада жизни. У большинства из нас прикосновение к их культуре вызывает ощущение путешествия во времени, как будто мы перелистываем страницы истории назад, вплоть до средних веков, и встречаемся с людьми, живущими по законам тех времен.

Но мы не должны забывать, что староверы - это в основе своей осмотрительные и благоразумные российские крестьяне, обладающие природным чутьем и способностью различать то, что следует принять и чего следует избегать. Общины, существующие в Северной Америке, смогли успешно приспособиться к современным технологиям, а также к новым формам политической и экономической организации.

В свете последних событий можно сказать, что они впереди России в переходном периоде на 30 лет, что определяет их уникальное место в современном мире. Бережно сохранив множество черт религиозно-культурного уклада жизни ХУП века, с его моральными наставлениями и этическими нормами, они, тем не менее, сумели приспособиться к экономике частной собственности и свободного предпринимательства и к социальной атмосфере демократического плюрализма. И в этом смысле, для современной России они могут служить примером того, как можно совместить западный технологический и политико-экономический путь развития с русским подходом к проблемам интеграции с позиции российского славянофильства.

Ричард А. Моррис - доктор этнологии и профессор из США - в течение многих лет изучал жизнь староверов по всему свету. А началось все с интереса к староверам, проживающим у него на родине - в штате Орегон.

По словам профессора Морриса, в настоящее время в этом американском штате проживает около 7 тысяч староверов. Первые переселенцы появились в середине минувшего века из Южной Америки, куда перебрались из Китая. Из России староверы этого согласия уехали в 20-30-е годы, в период коллективизации. Один из них рассказывал Ричарду А. Моррису, как это происходило: ”Председатель колхоза в Сибири собрал стариков нашей деревни и сказал им: ”От веры своей вы все равно не отступите, так что уносите отсюда ноги, пока живы. Попробуйте перебраться всем селом хотя бы в Китай”. На вопрос профессора: ”Почему председатель так поступил?” старик ответил: ”А он сам был из ссыльных кулаков”.

Староверам первой волны переселения в США поначалу пришлось несладко: не всегда удавалось устроиться даже на ”черную” работу на фабриках и заводах (хозяин мог быть недовольным незапланированными выходными, выпадавшими на церковные праздники, хотя все они неизменно отрабатывались) или на выработку леса. Удачей считалось получение работы в фермерском хозяйстве. Постепенно жесткий режим экономии и материальная поддержка родственников и единоверцев за границей позволили многим переселенцам из староверов в США организовать свой собственный бизнес и приобрести собственные фермы или дома в городе (справедливости ради стоит отметить, что все они, как только вставали на ноги, сами начинали помогать новым переселенцам). Если поначалу они отбивали хлеб у коренных американцев, выступая в качестве дешевой рабочей силы, то теперь эту роль, по словам профессора Морриса, на себя в США приняли мексиканцы, пересекающие границу в массовом порядке: и легально, и нелегально. Для них уже старообрядцы становятся хозяевами.

Компактного проживания в США достигнуть трудно, хотя в городе староверы все же стремятся поселиться в одном районе, где коренных американцев можно пересчитать по пальцам. Впрочем, имеется одно исключение: в штате Орегон находится настоящая русская старообрядческая деревня, в которой дома традиционно расположены в ряд по обе стороны дороги, а в центре располагается моленная. Интересна история ее появления: в 1964 г. при поддержке конгресса США из Турции приехала группа староверов для ознакомления с условиями жизни в штате Орегон. Они представляли Некрасовское согласие старообрядцев, которые покинули Россию сразу после церковного раскола более 300 лет тому назад и поселились сначала в Румынии, а затем перебрались в Турцию. Приехавшие в США староверы посетили здешние моленные и убедились, что служба в них практически совпадает с той, что принята у них самих. Тогда-то и было решено перебраться в США, для чего собрали деньги и купили большой кусок земли, а уж обустроили они его в соответствии со своими традициями.

Основой старообрядчества издавна являлась семья, поэтому особой заботой в каждой общине является соединение молодых одной веры в супружескую пару. Дело осложняется тем, что у старообрядцев запрещены браки даже в дальнем родстве, так что женихов-невест всегда искали на стороне. Раньше, положим, в Сибири для этих целей запрягали лошадь и везли молодую на смотрины в соседние деревни. Теперь в качестве такой лошади выступает авиалайнер, на который сажают молодых и отправляют к родственникам в дальние страны, где они совершенно ”случайно” встречают своих суженых. Профессор Моррис вспоминает случай такого соединения юноши с Аляски и девушки из Бразилии в США, в штате Орегон. Они приехали к родственникам, которые им организовали встречу в здешнем парке. Далее все развивалось по задуманному сценарию: молодые понравились друг другу, прошли положенный период ухаживания и, наконец, соединили свои судьбы. Интересным является тот факт, что договориться они смогли только по-русски, поскольку основным языком для юноши был английский, а для девушки португальский.

Молодые семейные пары староверов в США уже не следуют жестким канонам, предусмотренным верой отцов. Они все чаще поддаются соблазну и пользуются благами цивилизации: посещают супермаркеты, употребляют не только домашнюю бражку, но и покупное пиво (правда, исключительно в банках). Женщины в основном уже рожают детей в больницах, хотя всего каких-то двадцать лет назад в среде старообрядцев это было не принято (младенцев на дому принимали бабки-повитухи). Молодые женщины уже прекрасно осведомлены о том, что такое феминизм, они хотят работать, готовы отдавать своих детей в детские сады. Добиться от них беспрекословного подчинения мужу, особенно в случаях, когда он ”учит” кулаками, становится все труднее. Вместо обращения за защитой к собору наставников, который предпочитает не вмешиваться в семейные дела, женщины все чаще прибегают к помощи полиции, которая строго наказывает за нарушение законов США - особенно за применение насилия.

Особенно трудно удержать в рамках традиций молодежь, обучающуюся в обычной публичной школе, где исповедуются западные ценности жизни - во всем следует проявлять как можно больше инициативы. Под влиянием школы юноши и девушки стремятся уже и дома быть независимыми, отказываются подчиняться строгой дисциплине и воле родителей. Это вызывает неудовольствие старших, которые зачастую приходят в школу и высказывают свои претензии преподавателям. При этом они могут повергнуть учителей в шок такими, например, заявлениями: ”В школе необходимо строгое послушание. Если мой ребенок не следует правилам, я разрешаю вам учить его ремнем”. У староверов штата Орегон имеются для детей свои школы, в которых по вечерам и выходным дням учат понимать церковно-славянский язык, объясняют традиционные распевы по крюкам и каноны службы. В качестве учителей в них выступают так называемые уставщики, которых насчитывается буквально единицы. Вообще же, по наблюдениям профессора Морриса, сохранить русский язык в семьях староверов становится все труднее. Те, кто не достиг еще 30 лет, по-русски говорят еще прилично, хотя им уже легче общаться на английском. Совсем юные переходят на английский язык окончательно, сохраняя русский только при разговоре с бабушками и дедушками.

На мой вопрос: ”Есть ли у американских староверов ощущение, что США - это обретенная родина?” профессор Моррис задумчиво отвечает: ”Для многих из них родина там - где их дом”. Это можно понять, большинство староверов никогда не бывали в России, о ней помнят только старики, которых вывезли оттуда еще детьми. Рассеянные по всему свету - от Аляски до Австралии - старообрядцы сохраняют традиции и культуру только благодаря крепости своей веры и сохранившемуся семейному укладу. Профессор Моррис рассказывает, как будучи на Аляске, обратился к одному из тамошних староверов: ”Иван, тебе не кажется, что здесь, в ”русской Америке”, где на холме еще сохранилась выстроенная давным-давно православная церковь, твоя родина?” А он небрежно ответил: ”А-а... это все не наше”. ”И он прав, - комментирует Моррис, - ведь ”русская Америка” возникла после раскола церкви в России”. Но профессор вспоминает и другой случай. Однажды он помог одному старику-староверу получить американское гражданство: сопровождал его на экзаменах, заполнял анкеты, оформлял документы. Когда гражданство было получено, старик шел по улицам города и ликовал: ”Я - американский гражданин! Америка - это моя страна!” Выяснилось, что из России его вывезли, когда ему исполнилось 3 года, скитался по всему свету - от Китая до Южной Америки, и никогда не был гражданином ни одной страны.

Сумеют ли староверы в США сохранить свою культуру, профессор Моррис предсказывать не берется. Но, по его мнению, до тех пор, пока в среде старообрядцев по-прежнему будут бережно хранить старинные книги и иконы, а ученые всего мира будут не только изучать традиции староверов, но и выполнять просветительскую миссию, - никакие мобильные телефоны, компьютеры и модерновые машины, которые входят в каждодневный быт староверов США, не смогут прервать неповторимую линию культуры, выжившую на протяжении веков в тяжелейших условиях гонений.

Когда швартовались, рядом причалил маленький катерок, на капитанском мостике - бородатый мужик, уж больно похожий на тех, что показывают на наших экранах в фильмах про кулаков. Точно - русский!

- Здравствуйте! Как ваше здоровье? Меня зовут Петром...
-
Он капитан "Лизы Морен" - собственного рыбацкого катера. Предки из
России. В страшных тридцатых удалось убежать в Китай, оттуда позднее перебрались в США. Петр Чернышев Россию не знает, где его корни, не помнит: русский американец, из староверов.

Перебираемся на "Лизу Морен" - "брататься". На пакетботах таможенная служба оформляет документы: завтра можно будет свободно гулять по Датч-Харбору, всего лишь через одну ночку. А пока угощаемся у Петра, дегустируя содержимое бутылок и баночек. Подошел еще катер с русскими рыбаками. Закипает мужской разговор, а потом затягиваем песни...

Русских на Аляске много. Только три крупных поселения в Хомере - более 10 тысяч человек, староверы. Рыбалка - один из надежных и доступных источников дохода. Покупают в рассрочку за 250-600 тысяч долларов катер, рассчитываются за него где-то пять-шесть лет и рыбачат, как правило, семейным экипажем, из трех человек, редко пяти. За двенадцать часов рыбалки на палтуса (его ловят всего лишь один раз в год - 3 сентября) команда зарабатывает на всех до 40 тысяч долларов. Но работа - каторжная: в Америке за одно лишь присутствие на рабочем месте не платят. Вкалывают наши русские там - дай Бог каждому.

Старики, родственники запрещают заключать брачные узы с иностранцами, в семье язык общения, говорят, только русский, мировоззрение - староверческое. Однако молодежь постепенно отходит от религии, размываются традиции: время берет свое.

Утром перекочевываем на новое место стоянки, как оказалось, поближе к бару и магазинам. Удивляемся на каждом шагу. Компактности стоянок, отсутствию какой-либо охраны. Представляю, у нас оставить на ночь новейшую лодку с двумя подвесными моторами и набором спиннингов, да еще не примкнутую к пирсу!.. А здесь сотни лодок с моторами всевозможных марок, катера. И ни одного сторожа! Ноу проблемз...

Сегодня праздник - Первый Спас. Русские рыбаки отмечают его, но уже на своих пароходах, а не на Святых. С сотником Овчаренко побывали в гостях у Савельевых, Кожиных и Басаргиных. Все бородатые, хваткие и рассудительные мужики. Говорили за жисть. Им все чудится в каждом советском кэгэбэшник. Запуганы нашей армией, все выпытывают:

- Вот лучше скажи, если прикажут, пойдут русские против американцев али нет? Ты, паря, не крути, не крути... Режь напрямки, не п...!

Соглашаются, что во вторую мировую войну мы были союзниками, кивают головами, но в глазах чертики скачут:

- Ну а если прикажут, тогда как? Попрут армия и флот??? Попрут, однако, дядя, попрут...

Ну как тут не вспомнить Некрасова: Мужик, что бык, - втемяшится в башку какая блажь...

Мы снова в океане. От Датч-Харбора до Кадьяка 620 миль. Миновали острова Акутан и Акун, долго бьемся в сулоях пролива Унимак. Рассыпался весь караван Святых...

  Основная особенность Датч-Харбора – внушительные размеры всего, что там находится. Это американский порт №1, как по стоимости, так и по объему переваливаемых здесь морепродуктов. Якорные цепи, заполняющие свободные причальные площадки имеют звенья размером с футбольный мяч, а на фоне старых якорей автомобили кажутся карликами. Существует много историй о рыбаках, возвращающихся сюда после удачливого промысла, и спускающих на ветер более тысячи долларов в течение нескольких часов в местных барах «Элбоу Рум» или «Юниси». В Датч-Харборе смертность среди рыбаков больше, чем в каком-либо другом американском порту.

    Плетеный суконный пояс, повязанный ниже пояса поверх картуза, и длинная борода вчистую выдали в шкипере, стоявшем на причале порта Хомер, старовера-раскольника, представителя секты русской Православной церкви. Претерпев гонения из-за своих фундаменталистских верований три столетия тому назад, многие староверы бежали на восток, в Сибирь. После большевистского путча, страх правительственных репрессий снова обратил их в бегство, на этот раз в Манчжурию. Когда Мао-Цзедун пришел к власти в Китайской народной республике в 1949 году, все кто мог из староверов были вынуждены бежать дальше в Гонконг, затем в Южную Америку, а оттуда – в штат Орегон (США). В 1968 году целый караван староверов проделал путь на север по Трансаляскинской автомобильной магистрали, чтобы образовать новое поселение посреди дикой тайги чуть севернее г. Хомера. Они назвали новое поселение – Николаевск.

    Выносливые и изобретательные эти незваные пришельцы, и новички  прибрежного сообщества Аляски сразу приступили к освоению одного из немногих коммерческих промыслов, существующих в этом регионе – рыболовства, и, похоже, оно пришлось им по вкусу. Теперь, как и для многих рыболовов Аляски, лосось стал их основной надеждой  оплотом. Но притом, что цены на лосось испытали повальную депрессию, и большинство рыбаков не смогли выйти на промысел палтуса с пришествием индивидуальных промысловых квот, каждая рыбешка, хоть что-нибудь стоящая, уже считалась для них подарком судьбы.

    Так что, едва погода  начинает теплеть в конце февраля, этот старовер заводит двигатель на своем 40-футовом (13.5 м) судне, собирает экипаж и отправляется в поисках исконно Аляскинской донной рыбы – тихоокеанской трески.

- Из вашего рассказа я поняла, что собственно русских поселений в Аргентине нет, православных объединяет церковь и структуры общения и образования, с ней связанные. А есть ли там старообрядческие общины?

- В Аргентине есть старообрядческие поселения. Несколько общин есть также в Уругвае, Боливии. Большие поселения сохраняются в Канаде, в Бразилии. Надо сказать, благодаря своему трудолюбию, духовной крепости, взаимопомощи, а также высокому уровню образования, старообрядцы добились больших экономических успехов. Американская статистика утверждает, что среди русских наименьший процент преступности, но наибольший процент образования и заработной платы. Заметьте, не богатства, а заработанных своим талантом, умом и трудолюбием средств.
В старообрядческих общинах много детей: восемь - обычно, четырнадцать - часто. В таких семьях стабильно сохраняются абсолютные жизненные установки, передаваемые не назиданиями в школе, а естественным путем из поколения в поколение. Детей воспитывают не только мать с отцом, а вся детская группа семьи. Причем старообрядцы, свято храня нравственные и культурные традиции и обычаи, не чуждаются новой техники: осваивают компьютеры, разные домашние машины и комбайны, например для спевок используют радиотелефоны. Дети по старинной русской традиции знают много наших игр, умеют петь, плясать, девочки шьют, вышивают, занимаются другим традиционным рукоделием.
У нас как-то гостила внучка друзей - старообрядцев. Мы повели ее на большое молодежное шоу в Буэнос-Айресе, но она там заскучала, потому что просто зрителем быть не привыкла, сама любила попеть, потанцевать. Это и отличает русских страрообрядцев: возможность и желание быть активными, неотчужденными носителями культуры, а не пассивными ее потребителями.

Гарь

Дугинские
тетрадки
Беседа Ответы на вопросы Евразийство и староверие Абсолют византизма Преодоление Запада Имя моё - топор Эссе о галстуке Полюс русского круга Капитализм Террор против демиурга Возвращение бегунов Такое сладкое нет Кадровые Сторож, Сколько ночи О Третьем Риме Яко не исполнилось число звериное Филолог Аввакум Мы Церковь последних времен Москва как идея Доклад на Соборе РДПЦ, белокриничан Старая Вера, круглый стол в газете Завтра Старообрядчество и Русская Нац.Идея Никола Клюев - пророк секретной России Грани Великой Мечты Rambler's Top100 Яндекс.Метрика